Четверг, 27.04.2017, 19:00
Если Сегодня как Вчера - зачем Завтра?

Профессиональный подход к жизни -
авторская программа дистанционного обучения р. Менахема-Михаеля Гитика
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, ГостьRSS

МЕНЮ САЙТА
Помощь
МИНИ-ЧАТ
500
 М.М.Гитик. "Есть ли жизнь... на земле?!"
Есть ли жизнь... на земле?!
Купить

Эта книга дополненное переиздание книги "Знакомьтесь - еврейство".

Автор пытается изложить еврейские доктрины строго последовательно, и потому начинает с самого начала, с вопроса: «Если существует Абсолютный Всевышний, то зачем Он стал Творцом?»
Книга также дает вполне определённые ответы на изначально инфантильные – мучающие нас с самого детства – вопросы:
* Что есть жизнь и что есть смерть?
* Имеется ли в жизни счастье и нельзя ли получить его рецепт?
* Отличается ли Ад от Рая?


Глава вступительная
О живых, мёртвых и… между ними

Устная традиция еврейского народа доносит до нас следующий сюжет. В праздник Рош ґа-Шана*1 (буквально «Голова года», он же – День Суда и День Трубления) Всевышний раскрывает три книги и записывает: праведников на жизнь, мерзавцев – на смерть, а те, кто между ними – «висят» десять дней до Дня Искупления и получают ещё год жизни не в заслугу, а из милосердия. 
Очевидно, что буквальное восприятие этой «диспозиции» – жизнь праведникам и смерть мерзавцам – невозможно. Ведь умер же Моше (хотя должен был в силу своей неоспоримой праведности быть записан на ещё один… и так далее), а мерзейшие из мерзких «много лишку» прошагали по земле. Конечно же, в данном случае, еврейские мудрецы не называют жизнью биологическое существование человека. Впрочем, как и само Пятикнижие, определяющее выбор человека весьма 
странным образом: «Жизнь и добро, смерть и зло дал Я перед вами… выбери жизнь!» (Дварим, 30:15,19) 
Очевидность – «лучше быть здоровым и богатым» – предрешает (и отбирает) выбор? Опять же, наше недоумение прямо связано с инерцией нашего мышления, привыкшего ассоциировать жизнь с «нормальным функционированием бортовых систем» человеческого организма. Ситуация, в общем, начинает напоминать анекдотическую: В Грузию, ещё в советское время, попадает московский рафиниров ванный интеллигент. Его радушный хозяин, в частности, ведет его на местное кладбище, где между ними завязывается беседа следующего содержания. 
Гостеприимный хозяин с характерным акцентом показывает на могилу: в Здэсь пахаронэн мой хароший друг Гоги, он пражил целих шэсть лэт!Изумленный гость видит, что на памятнике выбито 84 года, но, вследствие врождённой интеллигентности, молчит. 
А грузин не унимается и, показывая на ещё одну могилу, темпераментно восклицает: в А тут лэжит мой самый лючший друг, Гиви. Он пражил цэлих двинацать лэт!! 
Тут гость не выдерживает (по надписи на камне получается свыше девяноста(!)): в Простите, но здесь написано... 
 Ты ничего не панымаешь! У нас, в Грузии, мужчин считается живой, когда у него есть всё – дэньги, женщины, машины, дачи!! 
 Ну, в таком случае, на моей могиле будет написано: «Мёртворождённый»! 
Собственно, в еврейской традиции жизнь – это лишь те моменты нашего существования, когда мы сознательно выбирали Добро. 
Для объяснения подобной точки зрения я воспользуюсь известнейшим шлягером середины шестидесятых – песенкой Булата Окуджавы: 
Девочка плачет, шарик улетел,
Её утешают, а шарик летит.
Девушка плачет, жениха всё нет,
Её утешают, а шарик летит.
Женщина плачет, муж ушел к другой,
Её утешают, а шарик летит.
Плачет старуха, мало прожила,
А шарик вернулся, а он – голубой.
«Ах, как точно, и это – вся жизнь!» – интеллигентнейше вздыхают шестидесятники. 
Так вот, уважаемые господа, обрисованное в песенке – это не жизнь, а лишь её течение! «Ну и какая разница?» – спросите Вы. Для ответа позволю себе выступить перед Вами в роли… пророка. Да-да, и не сомневайтесь. Обращая на Вас свой пронзительно-пронзающий взор, громогласно объявляю: 
– Будучи ребенком, Вы игрались в игрушки. А ежели доживёте до старости, болезни Вам обеспечены! 
Что, не впечатлило? Ах, предсказуемо. Так и я о том же. Обрисованное Окуджавой – всего лишь декорации, на фоне которых течёт отпущенное нам время. И задача (она же, по совместительству,– выбор), поставленная перед человеком, – обнаружить всё определяющее течение и переключить управление на себя. В каком-таком смысле – течение, управление? Ведь все мы с лёгкой руки дедушки Фрейда, привыкли полагать себя сложнопереплетенными комплексно-противоречивыми созданиями с под- и надсознаниями и… 
А не надо так сложно. Классик (в данном случае я говорю о немецком гении Генрихе фон Клейсте и его удивительном философском эссе «О театре марионеток») увидел ситуацию с управлением нашими тело- и душедвижениями следующим образом: «Не следует думать, будто машинист (управляющий движениями куклы) придерживает и дергает за нитку каждый член в отдельности. 
У каждого движения есть свой центр тяжести; достаточно управлять этим центром, находящимся внутри фигурки; члены же её – не что иное, как маятники, они повинуются сами собой, механически, их дергать не нужно». 
Собственно, таким «центром тяжести» у человека является хорошо нам знакомое из Пятикнижия «египетское царство», или, более конкретно, удивительнейшее из человеческих желаний – желание 2 Автор, естественно, не обобщает, и шестидесятники, конечно же, не все реагировали на песню подобным образом. Интерпретация самого Окуджавы, по словам человека, лично обсуждавшего эту песню с Булатом Шалвовичем в год её появления – весьма схожа с моей.. исполнять собственные желания. 
Тщательно законспирированное (неосознанное и даже не ассо- циирующееся, в отличие от всех остальных наших желаний, ни с какой частью тела), оно практически является нашим «серым кардиналом». Его безусловность: во-первыхых, я хочу исполнять любое свое желание, и лишь, во-вторых, включается механизм осознания и разумной оценки. (Сравните с желанием другого человека. Став нам известным, оно пройдёт «тройную дистилляцию» – на: разумность, т. е. выгодность для меня; созвучность моему настроению; и, наконец, соответствие моим желаниям – прежде, чем будет исполнено). 
Искажение воспринимаемой реальности, создаваемое желанием исполнять собственные желания, есть субъективность или, попросту, – эгоизм. 
Исходя из вышесказанного, позволю себе согласиться с Генрихом фон Клейстом и его героем и принять тезис о легкости управления марионетками через их эгоцентр. Например, для превращения в человеколюба законченного эгоиста, из всех ценностей признающего одну – наличные, вовсе не нужно (да и невозможно!) проделывать процедуру с духовным перерождением. Достаточно сделать его владельцем ресторана. Всё остальное – бессонные ночи и размышления о том, как удобнее посадить, вкуснее накормить и вежливее обслужить – прямое следствие нажима на «личный» эгоцентр! Надеюсь, что теперь определение жизни как реализованного выбора приобретает необходимую (для начала) глубину и рельефность. 
Собственно, попытке дать еврейскую точку зрения на феномен жизни и Творения вообще и посвящена эта книга. Главным подспорьем будет удивительнейший из языков – язык Пятикнижия, иврит. В нем содержатся корни всех (это претензия, заслуживающая проверки на разумность) философских идей иудаизма. Основной инструмент для всего последующего – человеческая мысль (בשחמ
הב – «махшава») имеет на языке Торы дополнительное значение – «важность». Несомненно, лишь то является предметом наших раз- 
Глава Вступительная «О живых, мертвых и…» мышлений, чему мы придаём значение. И если Вы открыли данное издание, то хочется верить, что Вы полагаете вопросы, связанные со смыслом жизни, достойными… мыслей, хотя бы потому, что альтернатива… – анекдот: Однажды по необитаемому острову шла обезьяна. Она увидела банановую пальму и ей очень захотелось полакомиться высококалов рийным жёлтым плодом. Она долго трясла пальму, но бананы прочно сидели на своём месте и не падали. Тогда внутренний голос подсказал обезьяне: «Сядь, подумай!» Обезьяна приняла позу роденовского «Мыслителя», догадалась, взяла палку и сбила банан. 
Потом та же история произошла с человеком. Он тоже шел, «заимел» желание, долго тряс... внутренний голос, поза «от Родена» и… «Чего думать! – вскричал homo sapiens. – Трясти надо!» 
Есть два авторских способа прочтения материала. Если Вас, уважаемый читатель, более всего интересует Цель Мироздания, то следует после предисловия сразу отправиться во вторую часть, а затем – в первую и третью. Альтернатива очевидна. 
Увлекательного чтения.
Часть первая
 «и это все о нем…»


Попытка хронологии духовной истории еврейского народа


Смешная идея –
избрать иудея.
(мотив Фета)


Глава первая

Стереотипы, которые необходимо разбить, или диалог неверующего автора с неверующим читателем 

Издание, которое вы, уважаемый читатель, держите сейчас в руках, есть опыт ответа на вопрос: «Кто я?» По мнению автора, удовлетворительно на него не отвечают ни наука, ни современная цивилизация вообще. Попытки опереться на «духовные костыли» – разного рода религии и философско-этические системы – не слишком убедительны для человека, живущего в XXI веке. Поэтому автор обратился за ответом к многовековому опыту иудаизма, который апеллирует к Вашему, читатель, интеллекту, Вашему жизненному опыту, Вашим способностям. Выдержавшие трёхтысячелетнее испытание временем рецепты Книги книг заслуживают Вашей проверки на разумность. 
Сразу очерчу три главные проблемы на нашем пути (так сказать, тернии из ложных представлений и недопониманий), преодолеть которые может только настоящий рыцарь духа. Кстати сказать, все они умещаются в очень ёмкое и любимое не только физиками «договоримся о терминах». 
Проблема номер один (вовсе не в смысле важности) – это язык нашего общения, тот самый, «великий и могучий». Ибо во всём, что касается духовных понятий, русский язык имеет ярко выраженные православные коннотации. 
Насколько «религиозные» термины русского языка исполнены смыслом, весьма отличным от еврейского, можно убедиться на небольшом примере. Скажите, пожалуйста, что в обиходном русском языке означают понятия вера, верующий? Вы не ошиблись, если дали примерно такое определение верующему: «Человек, ставящий некие идеалы или принципы превыше всего: выше интеллекта, опыта, мнения общества и т. д.». Из такого и других сходных с ним определений вытекает, что Фома неверующий (желавший проверить и убедиться) – персонаж резко отрицательный. Ведь, с точки зрения русской культуры, из двух людей, которых посетили сомнения, отогнавший их по принципу: «Изыди, сатана!», духовно выше того, кто проверил и убедился. 
Посмотрим, что под верой понимает традиционный иудаизм: Вера – это постоянное физическое чувство близости ко Всевышнему. 
Не правда ли, странное определение? Из него следует, что Вы, читающий эти строки, человек неверующий и, что не менее важно, я, пишущий их, при всей своей, как бы Вы сказали, «религиозности», тоже человек неверующий. 
Дабы разобраться в ситуации (а она меня не пугает, ведь именно то, что мы с вами люди неверующие, и позволяет мне рассчитывать на диалог), рассмотрим следующую концепцию: «Вера выше знания». С нашей точки зрения, вера – цель познания, точнее, его результат. Другими словами, конечная цель еврея, признающего истинность Торы, – подняться на уровень верующего. И путь к вере – это путь Учения. 
Обратим внимание читателя на «пикантность» ситуации. Слово
הרות, Тора* на иврите и значит Учение, то есть у нас получился каламбур: путь Торы – это путь Учения. 
С этого момента и далее в целях формирования общего словар- ного запаса давайте договоримся под словом вера понимать наличие постоянного физического чувства близости к Создателю, а в случае использования обиходного значения этого слова будем говорить слепая вера. 
Проблема номер два – проблема перевода. Не являясь специфической только для русского языка, она по серьёзности даже превосходит первую. 
Мы сразу отказываемся от недоброкачественных (и это ещё мягко сказано) нееврейских переводов и рассматривать будем только традиционные еврейские переводы Торы. Но даже в этом случае стоящая перед нами проблема напоминает старый детский анекдот. 
Строка: «Паду ли я, стрелой пронзённый, иль мимо пролетит она?» – может быть переведена на украинский язык таким образом: «Чы гэпнусь я, дрючком пропэртый, чы мымо дрюк цэй пролэтыть?» 
Рассказывают, что лауреат многочисленных советских премий аварский поэт Расул Гамзатов выражал искреннюю признательность своим переводчикам. Без них не было бы знаменитых «Журавлей» (не говоря о лауреатских званиях). И не только потому, что узок круг читателей на аварском. Секрет в том, что переводчики поднимали творения горного ашуга до уровня поэзии. 
А вот более серьёзные для нас проявления проблемы перевода. Предложу стихотворный пример-тест: А. Кронеберг: 
«Ни слова боле: пала связь времён!
Зачем же я связать её рождён?»
Д. Аверкиев:
«…Наше время
Сорвалось с петель. – Подлое коварство!
О, лучше бы мне вовсе не родиться,
Чем исправлять тебя…»
А. Радлова:
«Век вывихнут. О злобный жребий мой!
Век вправить должен я своей рукой».
М. Лозинский:
«Век расшатался – и скверней всего,
Что я рождён восстановить его!»
Великий князь Константин (Романов):
«Порвалась цепь времён; о, проклят жребий мой!
 
Зачем родился я на подвиг роковой!»
Б. Пастернак:
«Порвалась дней связующая нить.
Как мне обрывки их соединить!»
В. Рапопорт:
«О, Боже! Время – в беспорядке и смятеньи,
Неужто жребий мой внести в него успокоенье?»
Как Вы догадались, эти русские (русскоязычные?) поэты XIX-XXI веков – от великого князя Константина до нашего современника Виталия Рапопорта – не просто баловались экзерсисами на вольную тему. Переведенное ими – последние строки 5-й сцены I-го акта «Гамлета»: 
«The time is out of joint. o cursed spite
That ever I was born to set it right! »
В подстрочнике это выглядит примерно так:
«Время пришло в расстройство (вывихнуто, вышло из сустава). 
О проклятый дух, Который я был рождён исправить!» 
На мой вкус, наиболее красиво и глубоко получилось у Пастернака. Но насколько его перевод, его образный ряд соответствует тексту первоисточника? Допустимо ли провести параллель между требующим исправления проклятым духом и обрывками нити дней, требующими соединения? И, вообще, где тут кончается Шекспир и начинается Пастернак? 
Но если в литературе всё сводится к большей либо меньшей точности, глубине и красоте, то как быть в случае с книгой самого «Бытия»? Пример перевода из издания Пятикнижия, выполненного в начале 1970-х издательством «Мосад ґа-рав Кук» (вовсе не самого худшего, кстати, перевода):
«И навёл Гвсподь Б-г крепкий сон на человека, И когда уснул он, взял Он одно из рёбер его…» (Бе-рейшит1, 2:21.) Не правда ли, сразу повеяло чем-то «ветхим» и «заветным»? 
Как нам отнестись к этому тексту? Что это? Претензии Творца на роль первого хирурга и анестезиолога? Нет, это просто неудачный перевод! 
Появляющееся в оригинале слово עלצ – цела означает сторона, ребро. Попробуем сделать адекватный выбор в нашей типично еврейской манере («Рабинович, почему Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?» – «А почему не-е-ет?»). Знаком ли Вам знаменитый «феминистский» вопрос: «является ли женщина человеком?»? 
Без сомнения – знаком. Так вот, категоричное мнение Торы на сей счёт: женщина человеком ни в коей мере не является (погодите, сжечь эту брошюру Вы всегда успеете, дочитайте предложение до конца)… равно, как и мужчина! Ведь в Торе прямо сказано2, что человек был создан как единое существо, состоящее из «двух половин» – мужской и женской. Конечно же, речь идёт не о хирургической операции по извлечению ребра из мужского тела3, а о разделении двух сторон (именно так следовало перевести слово עלצ – цела в этом случае – сторона, а не ребро) двуединой личности. Звучит несколько интеллигентнее, нет? 
А чего стоит перевод слова שודק – кадош как святой (понятие на иврите вовсе отсутствующее)? При таком, с позволения сказать, переводе все представительницы «древнейшей из профессий» совершенно автоматически попадают в категорию святых. Ведь подобная ссылка означает, что цитата приводится из первой книги Торы, называющейся на иврите «Бе-рейшит» – «В начале», из главы 2-й, стих 2 -й. 
 «И сотворил Всевышний человека… мужчину и женщину сотворил Он их». (Бе-рейшит, 2:27) 
Если Вы, читатель позволили себе в этом месте улыбнуться, то зря. Будь Вы художником-реалистом во времена инквизиции и посмей изобразить мужчину в соответствии с его анатомией, то есть с равным количеством рёбер с той и другой стороны грудной клетки, то гореть вам ясным пламенем костра инквизиторского всепрощения! 
Проститутка на языке Торы – השדק – кдеша, то есть, мягко выражаясь, женщина нестандартного поведения.שודק – кадош означает: выдев ленный, необычный, из ряда вон выходящий. 
Этот пример ничуть не забавнее следующего. Как европейцы пользуются словом םדא – адам (человек)? Как именем собственным (вспомним незабвенного Адама Козлевича). И беда даже не в изначальном непонимании предмета (то есть Торы), а в том, что и совершенно «правильный» перевод слова адам как человек лишает нас всего вложенного в ивритский оригинал смысла. Судите сами: По определению Талмуда*, человек – «помесь ангела с животным». Необычно, не так ли? Но это определение заложено в самом слове адам. В нём слышатся המדא – адама (земля) и המדא – адамэ (от המוד домэ – сходство). То есть земное и возвышенное (сходство со Всевышним ), материальное и духовное, низкое и высокое – всё это заложено в корень слова адам и теряется при переводе. (Замечу в скобках, что небольшой комментарий, приведённый выше, вовсе не исчерпал скрытую в слове адам информацию. В нём звучит, например, слово םד – дам (кровь), которую можно рассматривать как субстанцию, соединяющую разные части тела в единый организм. 
А буква א – алеф, с которой начинается адам, имеющая числовое значение один, намекает на стремление всех частей Творения со- единиться в живую целостность.) В качестве примера можно привести любое слово Торы, потери при переводе которого воистину бесчисленны. 
Отметив, что любой, даже самый лучший перевод Торы есть раскрытие только одного из множества её смысловых пластов, перейдём сразу к следующей проблеме, которая превосходит по серьёзности даже неадекватность любого перевода. При этом условимся понимать под переводом Торы её очень узкий комментарий – не более. 
А не с животным, например, так как единственное упомянутое в Торе сходство человека – это его сходство с Творцом. 
Итак, третья, главная на этом этапе, проблема – сжатость изложения. 
Рассмотрим слова, появляющиеся в самом начале Пятикнижия и не дававшие покоя многим поколениям библейских критиков:
«И сказал Бвг: "сделаем человека”…» (Бе-рейшит, 1:26)
В данном случае перевод не виноват. Стоящее в оригинале השענ – наасе переведено абсолютно правильно: множественным числом сделаем. О ком же здесь речь? Критики Торы, выпустившие не одну «занимательную Библию», решают вопрос довольно просто. С их точки зрения, проблема в ошибке невнимательного компилятора – редактора Библии, который пропустил кусок архаичного текста тех времён, когда евреи были ещё язычниками, не успевшими дорасти до монотеизма, который, по их мнению, появился много позже! 
Предыдущий абзац – почти цитата – интеллектуальная дань, которую в течение полутора веков выплачивали «гегелевскому игу прогресса» в науке. Вспомним, что концепция, сформулированная Гегелем в 1840 году, подразумевала во всём сущем развитие от низших форм к высшим. Именно из-за его «потерпевших победу» взглядов дарвиновская теория при своей фактической необеспеченности завоевала научный (и весь западный) мир за считанные годы. 
Всё, не укладывавшееся в «прокрустово ложе» прогресса, отбрасывалось за ненадобностью и неудобством. Наивность такого взгляда на мир, свойственная веку XIX, для оглядывающихся на хх век как на прошлое, очевидна. Всё же не откажу себе в удовольствии продемонстрировать эту супернаивность от первого лица, по Гегелю: «История человечества пережила своё младенчество в Азии, детв ство провела в Греции, юность – в Риме и, наконец, достигла зрев лости или синтеза в Западной Европе, в частности, в Германии. 
Чем более та или иная культура удалена от Германии во времени и пространстве, тем более она инфантильна. Китайский язык даже по звучанию напоминает младенческий лепет и обладает пиктов графической письменностью [ну как каракули младенцев]; характер индусов незрелый и полусонный, лишённый бодрости; Персия, Ассирия и Египет [само собой разумеется] несколько более развив ты, поскольку географически они ближе к Европе…» Конечно, ждать объективных выводов от людей, заранее (ещё до исследования) знавших, какой именно результат они собираются получить, было бы наивным. Но всё-таки… В качестве образчика такого подхода библейских критиков к тексту, не могу не познакомить читателя со следующим их «комментарием» глобального характера. Появление в Торе разных «имён» Всевышнего свидетельствует, по мнению оных, о множественности авторов этого произведения, поэтому Тора – всего лишь «лоскутное одеяло» – случайное соединение малосвязанных отрывков, написанных в разные эпохи. То есть, если Вам попалась в руки книга, в которой главного героя зовут Александром, Сашей, Шуриком и «пусенькой», то будьте уверены, что у Вас в руках повесть-бури-ме! 
Конечно же, разные имена Творца описывают разные формы Его проявления в мире. Например, имя Всевышнего – производное от ןודא – адон (хозяин) – означает Его проявление в этом мире как Владельца. 
Из этнографических исследований уже полстолетия известно, что монотеизм не есть продукт «утончённого» язычества. Как раз наоборот! Из «примитивного» монотеизма, не требующего никаких знаний об окружающем мире, и родилось высоко цивилизованное многобожие, которое требует развитых представлений о природе сил, обожествляемых идолопоклонниками. Например, если божества человека – небесные светила, то он наверняка большой знаток астрономии. Как, говоря о такого уровня критиках, не вспомнить 
О. Бендера и те действенные меры, которые он предлагал по отношению к подобного рода «специалистам»: «Папа твой – «студебеккер»… Убивать таких знатоков надо!» 
Но что бы ни позволял себе автор, рассуждая о вышеназванном «комментарии» библейских критиков, Вы скажете (и совершенно справедливо), что вопрос-то остался открытым, причём вопрос серьёзнейший.

Кто те таинственные соучастники сотворения человека? Именно серьёзность поставленного вопроса и требует серьёзной работы с текстом Торы, каковой мы сейчас и займёмся, не отказывая себе в удовольствии при случае улыбнуться (ведь самые серьёзные ошибки совершаются с самым серьёзным выражением лица). 
Во-первых, нам потребуется дополнительная информация. Ведь именно нехваткой оной объясняют герои столь любимых многими детективных романов шаткость построенных ими версий. Займёмся сбором фактов. Первый из них – Тора однозначно указывает на нашу со Все-вышним схожесть:
«И сотворил Всевышний человека по образу своему, по образу Б-жию сотворил его…» (Бе-рейшит, 1:27) 
Но чем человек на Него похож? Если я буду говорить о сходстве с собственным отцом, то Вы, читатель, резонно заметите, что с моим отцом не знакомы и никогда его не видели (даже издали), поэтому мои слова о сходстве с ним лишены для Вас всякого содержания. Но если я заявлю, что похож на царя Давида, то Вы сможете сделать вывод, что я рыжий. Почему? Да потому, что это практически единственная «особая примета», которую сообщает ТаНах о внешности царя Давида. 
Мы подошли к очень интересному вопросу: Что нам, собственв но, известно о Всевышнем? Рискуя Вас огорчить, должен, тем не менее, ответить, что практически ничего. Имеющиеся у нас факты либо говорят не о Нём, а о Его проявлениях в этом мире (Он справедлив, Он милосерден, Он суров и т. п.), либо рассказывают о Нём в категориях отрицания (Он безграничен, находится вне времени, вне пространства и вне мав терии и т. д.). Всё это не более чем перечисление отсутствующих у Него качеств, а нас как раз интересуют качества, Ему присущие. 
Единственное, что точно известно: Он – Творец. Тем самым, без вариантов, получается, что и мы с Вами, дорогой читатель, также творцы. Творцы чего? «Светлого будущего»? 
Оставив пока этот вопрос открытым, продолжим собирать факты. Знаете ли Вы, что Всевышний, рассказывая в Торе о семи днях Творения, отнюдь не балует нас разнообразием эпитетов, Им используемых? Всё, что Он делает, снабжено эпитетом בוט – тов (хорошо!). А кому, собственно, хорошо? Единственная возможность абсолютной интерпретации этого самого относительного в мире понятия следующая. 
Хорошо в семи днях Творения означает фактическое и абсо- лютное сходство содеянного с исходным замыслом Всевышнего. Так же, как деталь автомобиля «мерседес» хороша в смысле соответствия конструкторскому замыслу. Заключает же всё Творение эпитет דואמ בוט – тов меод (превосходная степень – очень хорошо). 
Подобно тому, как конструктивно завершённая совокупность всех деталей «мерседеса» (аналог завершённого Творения) становится автомобилем. 
Объясним выражение очень хорошо более подробно. Работающий автомобиль – это переход в качественно иную категорию, когда совокупность деталей становится механизмом (чем-то большим, чем соединением частей). Что делает совокупность деталей механизмом? Ведь собранный, но неиспользуемый «мерседес» остаётся 
грудой железа. Ответ – задействование , именно оно, объединяющее детали в целое, и заслуживает оценки דואמ בוט – тов меод . 

5 Автомобиль – средство передвижения, и завершённость системы подразумевает её задействование, то есть потребность в бензине. 

6 Говорят мудрецы: «Тов меод – это йецер ґа-ра [злое начало]». 
Качественный скачок от уровня хорошо (абсолютно подходит) к уровню очень хорошо можно объяснить следующим образом. Если нечто соответствует нашим ожиданиям, мы говорим: «хорошо», – но если оно намного превосходит их и служит нам новым, совершенно неожиданным образом, то мы говорим: «очень хорошо». Так и ערה רצי – йецер ґа-ра создан для какой-то цели (о ней мы ещё будем говорить). Но оказывается, что функция его значительно превосходит наши ожидания. В нашей модели с «мерседесом» иллюстрацией вышесказанному может быть бензин. Он принципиально не такой, как детали машины, и по сравнению с ними он – ра (вроде плох, нефункционален как деталь). Хотя, с другой стороны, и ему можно найти применение, например, протирать им детали. Но если залить его в бензобак «мерседеса» и включить двигатель, окажется, Единожды в рассказе о Творении появляется другой эпитет: нехорош человек. (Вам эта фраза известна в форме: «Нехорошо человеку быть одному». Но я отстаиваю иной вариант перевода, ведь в оригинале сказано: «Ло тов ґэйот ґавадам левадо» – «Нехорош человек, существующий в одиночестве».) Простите – это как? Ведь он, человек – цель Мироздания, и чем же он нехорош? И если Всевышний абсолютен, как же может Им сотворённое быть нехорошим? Помните, что мы говорили в связи с самым «феминистским» 
вопросом? Мало того, что никто из нас – ни мужчина, ни женщина по отдельности – человеком не является, но теперь оказывается, мы ещё и недоделаны. Да, именно так мы трактуем: нехорошесть – это недоделанность. А как ещё прикажете понимать неподходящесть (ло тов) человека, сделанного Абсолютным7 Мастером? Законченное Им, как мы сказали выше, естественно хорошо, то есть абсолютно соответствует своему предназначению. И только человек, с одной стороны, недоделан (факт номер два), а с другой – похож на Творца – сам наделён возможностью творить. Соединив эти два факта – сходство и недоделанность, получаем следующее объяснение словам сделаем человека: множественное число означает, что Всевышний, с одной стороны, и сам человек, с другой – «делают» человека. Во всём Творении нет более никого, способного Творить. То есть человек является партнёром Всевышнего во всём, что касается достижения собственного совершенства. При условии объективного подхода к вопросу о значении слов сделаем человека вывод достаточно очевиден. 
Отметим, что описывая процесс Творения, Тора использует три что бензин придаёт механизму неожиданную, замечательную функцию. 

7 Автор намеренно не рассматривает никаких других вариантов, кроме Абсолютного Творца, следуя в данном, как и в других случаях, необоримой логичности О.Бендера. Именно этот герой (и не только романа), объясняя Михаилу Самуэлевичу Паниковскому, почему невозможно зачисление последнего в экипаж легендарной «Антилопы Гну», произносит следующую сентенцию: «Вы – грубиян. А нам грубияны не нужны: мы сами грубияны». Ну действительно, зачем мне, обладателю собственных недостатков, иметь и ещё неабсолютного Творца? 

8 Практически, наша возможность творить идентична наличию у нас свободы выбора. Отсюда знак равенства между её наличием и нашим сходством с Создателем, глагола: сотворить, сформировать, задействовать. 
В отношении появления человека использованы они все. Таким образом, наше партнёрство со Всевышним происходит на уровне задействования (использования) сотворённого и полностью сфорв мированного Творцом – человека. Можно сказать, что человек над- ёлен возможностью свободно направлять в желаемом им направлении те силы, которыми его постоянно снабжает Создатель. 
И этот наш комментарий не претендует на полноту. Возможно, читатель знаком с объяснением РаШИ*, в соответствии с которым множественное число слова сделаем указывает на обсуждение возможности реализации через человека четырёх основных идеалов: 
םולש – шалом (совершенство, полнота, мир), תמא – эмет (истина),
דסח – хесед (доброта) и ןיד – дин (справедливость, суд). Вот эти четыре категории и выступают в качестве «совещательного органа» Всевышнего. В соответствии с комментарием РаШИ заметим, что мнения «совета» разделились: хесед и дин были решительно за, шалом и эмет не менее решительно против «задействования» чело- века. Создалась «ничейно-парализующая» ситуация (кстати, весьма понятная: ведь выступавшие «за» категории могут быть реализова- ны только имеющим свободу выбора человеком, а вот идеалы совершенства и постижения абсолютной истины не могут быть даже теоретически достигнуты в нашем ограниченном по определению мире). 
Заметим, что Всевышний разрешил «патовую ситуа- цию» следующим образом: швырнув истину на землю Он, тем самым, вынудив её голосовать «за». Как сказано, «исв тина из земли произрастает». То есть в нашем мире человек реализует относительную истину, которая по мере своего роста (реализации) всё более связана с истиной абсолютной. Поэтому истиной в этом мире следует считать всё, что приводит к истине абсолютной. 
Продолжая обсуждение главной трудности, возникающей при попытке говорить о Торе, – проблемы сжатости, конспективности излагаемого Торой материала – зададим резонный вопрос: «А почему бы Торе не объясняться чуть подробнее, чтобы не было стольких разночтений и непониманий?» 
Для ответа вспомним о возрасте Пятикнижия Моше (Моисея). Так вот, по самым «атеистическим» оценкам современной истории (не путать её со школьной, советской, архаично-лживой) Пятикнижию около 3000 лет. Возраст более чем солидный. Ну и что? А вот что: Представьте себе, что Вам нужно написать обращение к потомкам, которые будут жить через 1000 лет после Вас. Как Вы поступите? На каком языке рискнёте обратиться, не теряя надежды быть правильно понятым, если словари языка 20-летней давности уже считаются устаревшими? А у нас счёт идёт на тысячелетия! 
Проиллюстрируем суть возникшей проблемы примерами. Александр Сергеевич Пушкин, «Евгений Онегин», сцена дуэли: 
«Онегин Ленского спросил:
«Что ж, начинать?» – «Начнём, пожалуй», –
Сказал Владимир…»
Как Вы поняли смысл ответа Ленского? «Пожалуй», в смысле «вроде бы», «наверно» – ну, короче, Ленский «не мужчина, а облако в штанах». Стоя у «последней черты», он неуверен, сомневается да, может быть, просто трусит? Не дай Б-г! Ничего подобного. Слово, произнесённое Ленским, – это не наречие, а глагол в единственном(!) числе повелительного наклонения, задача которого передать высшую степень презрения, бешенства. Ведь только что дворянин Онегин в качестве секунданта представил своего «друга, monsieur Guillot», слугу-француза!.. Вот дворянин Ленский и «тыкает» в ответ дворянину Онегину: «Пожалуй к черте!» Удивительно: двухсотлет не прошло, а мы уже не понимаем. 
Там же, в «Онегине», «на кляче тощей и косматой сидит форейв тор бородатый». Смешно? Не очень… А вот современники Александра Сергеевича смеялись, ведь форейторами служили безусые дворовые мальчишки. И Пушкин одним эпитетом бородатый объясняет нам (точнее им, современникам, которые ездили в каретах), что Ларины столь редко выезжали в свет (то есть столь несовременны, так отстали от жизни), что их форейтор успел превратиться из мальчишки в зрелого мужчину. Примеры подобного рода можно продолжать и продолжать. В «Горе от ума»: «Кричали женщины "ура!” и в воздух чепчики бросали», – строка, от которой ещё сто лет назад в зале возникал гомерический хохот. Тем сегодняшним читателям, кто не понимает, почему, замечу, что чепчики – это ночной головной убор женщин. Их в соответствии со сложившимся ритуалом снимали в совершенно определённых обстоятельствах в последнюю очередь. 
Современный пример – «Бриллиантовая рука» Леонида Гайдая. Номер подставного «спецтакси» Лёлика: 28в70 ОГО. Не поняли? Ну ещё бы! 28.70 (точнее: 2 рубля 87 копеек) – новая, образца 1968 (если я не ошибаюсь) года, стоимость предмета самого широкого всенародного потребления – водки. И правильное восприятие: «2.87? Оговово!!» 
Наконец, суперсовременное. Две интеллигентные дамы недавно потерпели фиаско, не сумев объяснить одиннадцатилетней девочке, какое отношение имеет эпитет крутой к существительному склон. 
Copyright MyCorp © 2017
Мысли вслух
«Нет плохих учеников, а есть плохие учителя», - говорят плохие ученики Комментарий
JEWNIVERSITY
Программа дистанционного обучения приглашает всех, интересующихся смыслом своей (и не только) жизни, к партнерству, в поиске сокровищ еврейской цивилизации. Увлекательно! Бесплатно! Далее
Хотите учиться?
Новости
Семинары и шабатоны [252]Анонсы новых книг и лекций [14]
Лекции и встречи [444]Объявления [142]
Статьи [845]Видео уроки [105]
Уроки Торы онлайн [73]
Недельные главы Торы онлайн
Вебинары [28]
Рассылка
Чтобы получать рассылку на e-mail, пишите на secretary@jewniversity.org
Форма входа
Логин:
Пароль:
Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Корзина
Ваша корзина пуста
Облако тегов
еврейский календарь Песах пасхальный седер Шавуот храм Смысл жизни поиск истины Ханука иудаизм Иврит Пятикнижие девятое ава тшува Иерусалим 9 ава Суккот Ваера кабала Тора недельная глава Торы мицвот недельная глава дети Моше израиль Пурим Шабат рига кишинев ашдод Америка Иерусалимский зоопарк евреи человек М.М.Гитик любовь Машиах Шабатон С.-Петербург недельные главы Торы Ноах Урок в сукке недельная глава Торы для детей еврейский Лимуд 2012 добро и зло харьков Гилель москва недельные главы