Воскресенье, 19.11.2017, 19:40
Если Сегодня как Вчера - зачем Завтра?

Профессиональный подход к жизни -
авторская программа дистанционного обучения р. Менахема-Михаеля Гитика
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, ГостьRSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: volodintal 
Форум » Жизнь общинная » Страничка Шабата » Недельная глава Торы Эмор 5773 (Для папы, мамы и деток)
Недельная глава Торы Эмор 5773
YaelДата: Вторник, 23.04.2013, 19:41 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 5279
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Дорогие Друзья!


На нашей шабатней страничке вы найдете недельную главу Торы для детей, тематические раскраски для самых маленьких, женскую страничку с мицвотдля женщин и рецептами еврейской кухни и многое другое для всей семьи, что поможет вам в создании настоящей шабатней атмосферы вашего дома!

485 Эмор 5773
Наша несхожесть


«И сказал Б-г, обращаясь к Моше: «Скажи коhенам, сынам Аhарона,
и скажи им: «Никто из них да не станет ритуально нечистым через
прикосновение к умершему из народа своего.» (Ва-икра, 21:1.)


Где мы без возможности ошибиться можем рассчитывать повстречать адепта любой религии? Правильно, на кладбище. Представить себе похоронную процессию без попа, ксендза, пастора, кади, , ламы и т. п. просто невозможно. Также, как не сыскать лучшего визуального примера, поясняющего, какая пропасть разделяет еврейский взгляд на мир и любой другой, соответственно, нееврейский.

Ведь еврейский священник коhен по своим профессиональным обязанностям настолько занят укреплением связи между людьми и Всевышним, то есть Жизнью, что не имеет права даже на отдалённое отношение к её (пусть даже временному) прекращению.

Желая дать "позитивнонашеотличие”, посмотрим альтернативно, "по-хасидски” на слова: "ла нефеш ло итама бэ амав” – душу свою не осквернит в народе его. Слово "амав” имеет своим корнем (ам) тусклость (амум – тусклый, неявный, невыразительный). Отсюда возможность прочтения этих слов как:”тусклостью его да не осквернит душу”.

И наша выделенность так глубоко обозначенная в прошлой недельной главе (кдошим) должна найти свой выход, пробившись через материально непрозрачное тело. Искра Вс-го, к сожалению только тлеющая внутри нас, должна освятить этот темный, грубый, материальный мир, и каждый еврей, по праву рождения (birthright), обязан соответствовать высокозначимому "ваше сиятельство”.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 10:25 | Сообщение # 2
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
Недельная глава "Эмор" для самых маленьких

Приношение Омера

Пришла весна и весеннее солнце согревает наш великолепный мир. Поля постепенно наполняются злаками. Весь мир радуется. И земледельцы радуются. С Б-жьей помощью, после столь тяжелого труда по уходу за землей, наступает время, когда пора сеять семена, поливать их водой и вот-вот из них появится урожай.

И конечно же каждый хлебороб хочет поскорее собрать урожай, по колоску собирая созревшие злаки. Но перед тем как собрать урожай, святая Тора заповедала нам не есть от нового урожая пока не отделено от него специальное приношение Всевышнему, который даёт жизнь всему.



Это приношение называется омер - количество злаков, которое приносили в Храм. Омер напоминает каждому еврею, что урожай, так же как и все благополучие в жизни человека, зависит от Всевышнего, благословен Он. И дается все это человеку в подарок! Когда евреи об этом помнят, то царит бесконечное благословение на их урожае!

Как делали приношение омера?
В эрев Песах (канун Песаха) выходили посланники бейт дина в поля. Они связывали колосья в такие пучки, которыми их легче было обрезать.
Во вторую ночь Песаха, собирались люди из окрестных поселений, чтобы увидеть как осуществляют такую важную заповедь как приношение омера.
Трое косарей стоят наготове. В одной руке у них серп, а в другой корзинка для складывания колосьев.



До того, как они косили, спрашивали они у народа, собравшегося вокруг, разные вопросы. Каждый вопрос задавали по три раза.
- Солнце село?
- Да
- Этим ли серпом я будут косить?
- Да
- Положить колосья в эту корзину?
- Да
Затем с радостью срезали колосья, сноп за снопом, и несли в Храм, где приносили омер в приношение Всевышнему.


volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 13:35 | Сообщение # 3
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
Порисуем?

volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 13:36 | Сообщение # 4
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
ЗАКОНЫ СУББОТЫ

Работа вторая: хореш (пахать)

1. Известно, что пашут для того, чтобы разрыхлить землю, а также заровнять ямки и сделать место ровным. Следовательно, тот, кто копает в поле или проводит бороздку в земле, даже самую мелкую, или срывает ма-ленькую кочку, или заполняет землей ямку в поле, – ответственен по закону Торы. И также любое действие, совершаемое для того, чтобы улучшить или выровнять землю, является производной работой от основной работы «пахать», – например, удобрение поля или очистка его от камней.


Из книги «Зихру Торат Моше», издательство «Тора Лишма».
volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 13:52 | Сообщение # 5
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
Женская страница

Интервью с г-жой Мирьям Лифшиц, дочерью рава Цви и рабанит Йеудит Каплан (благословенна память праведницы)
Семья Каплан – одна из тех немногих семей, которые удостоились вернуться к традициям отцов еще в Советском Союзе и начали соблюдать заповеди Торы. Приехав в Израиль, они продолжали идти путями Творца и духовно расти.


Когда мы приехали в Израиль, мне было шесть с половиной лет. Родители начали соблюдать заповеди рань-ше, где-то за три с половиной года до этого.

Таким образом, Вы росли уже в религиозной семье. Как родители рассказывали вам, детям, о заповедях?


У меня было очень веселое детство. Праздники – один лучше другого! Каждый раз что-то особенное, необыч-ное. Например, я помню, что однажды на Ту бишват (Новый год деревьев) они поставили торшер высотой в человеческий рост, развесили на нем разные орешки и фрукты, завернутые в красивую фольгу, и каждый из детей подходил и срывал один из «плодов, которыми славится Земля Израиля» (пшеница, ячмень, виноград, гранат, инжир, финики, маслины). На Суккот мама подвешивала к потолку сукки звездочки, на Пурим мы делали пуримшпиль театрализованное представление, а в Хануку даже устраивали большие вечера для евреев Риги, на которые приходило до ста двадцати человек; еще помню, как я раскрашивала пригласительные билеты. И как принесли огромный мешок картошки и готовили латкес – оладьи на всех… Сейчас, когда у меня самой уже есть дети в том возрасте, в каком я была тогда, я думаю: как же тяжело было родителям! Тогда, будучи ребен-ком, я не ощущала ни напряжения, ни трудностей, а только как все было весело и здорово! В какой-то момент, когда родители стали серьезнее соблюдать кашрут, мы перестали есть покупной хлеб. Мама пекла халы на субботу, и потом мы доедали их в течение недели.
Помню, какие вкусные десерты были на субботних трапезах... Родители были вегетарианцами (они начали это за много лет до возвращения к традициям), так что выбор был небольшой, и все равно маме удавалось готовить очень вкусные блюда. Когда они начали соблюдать заповеди, постепенно стали готовить и рыбу, а здесь, в Израиле уже и мясо, но очень понемногу; например, курица была сначала только на Песах, и лишь через не-сколько лет на Шабат. Так получилось, что и я, и все мои младшие братья и сестры никогда не ели некошерной еды.
Так что все, что связано с еврейством, представлялось мне чем-то радостным и веселым. Мне мешало, что нельзя рисовать в Шабат (я всегда очень любила рисовать, сейчас занимаюсь этим профессионально), а кроме этого – все было хорошо.

Как родители отвечали на вопросы детей о еврейской вере?


Мы спрашивали и они рассказывали, что знали; они и сами еще только-только учились. Например, однажды в Шабат мы пошли на детскую площадку и катались там на карусели. В какой-то момент папа сказал, что, мо-жет быть, в Шабат нельзя кружиться слишком быстро. В Риге у родителей не было никаких книг для учебы, почти никаких источников. Конечно, когда мы переехали сюда и попали в религиозную общину, начали на-верстывать упущенное. Я не помню, чтобы родители учили нас, как в школе. Все было очень естественно.
Одно из самых сильных средств воспитания – личный пример. Были ли какие-то эпизоды, которые Вам запомнились и стали примером для подражания?
Я помню, что мама большое значение придавала молитве. Она постоянно молилась шахарит и минху, неза-висимо от того, насколько была занята. Это вовсе не что-то само собой разумеющееся – ведь у мамы всегда было полно дел. Я помню, очень часто на закате она спохватывалась: «Ой, минха!»
Мама была очень трудолюбивой, всегда тяжело работала. И она была очень творческим человеком, делала все с интересом, с радостью, так, чтобы и нам было интересно и весело. Это я переняла у нее. Она постоянно училась. Хотя она не очень хорошо знала иврит, читала серьезных комментаторов Торы: Мальбима, Гур Арье… Ей было интересно! Я все больше и больше учусь на ее примере и получаю от нее сейчас – когда ее уже нет…
До сих пор я как будто была маленькой девочкой, а теперь приближаюсь к взрослому возрасту. Случились одновременно два события: и мама ушла, и дети мои подросли, достигли возраста, когда воспитательные за-дачи усложняются, и я все больше учусь у нее… Например, ее радости: делать все так, чтобы запоминалось, чтобы было интересно, чтобы у детей были хорошие впечатления, одухотворенность.

Это все происходило само собой, естественным путем?


Конечно! Но, став постарше, я заметила, что она работает над этим, думает об этом. Она всегда говорила, что нужно стараться делать так, чтобы лучшие воспоминания детства у наших детей были из дома, а не «с ули-цы». Я помню, что у нас в салоне всегда был старый стол и пластиковые стулья, и я говорила родителям: да-вайте купим хорошую мебель! Но вместо того, чтобы тратиться на мебель, мы каждый год ездили в отпуск.
Например, однажды мы всей семьей поехали в Гамлу и семь часов ходили по горам; ездили в Цфат, катались на лошадях… И хотя это бывало лишь где-то раз в год было так ярко и незабываемо! Такое остается у детей на всю жизнь.
Кроме того, у мамы была особая личная связь с каждым из детей: в каком-то смысле она была не только мамой, но и подругой. К каждому она находила какую-то уникальную «ниточку». Например, один из моих братьев очень любил учиться, был настоящий талмид хахам, и он постоянно пересказывал ей какие-то интересные комментарии находил их специально для нее. А одну из сестер в подростковом возрасте очень интересовал внешний вид, эстетика, и мама ходила вместе с ней покупать одежду, косметику и т. п. Мама специально искала такие особые подходы к каждому из детей; это не появлялось само собой. Однажды – это было не так давно, когда она уже была больна (возможно, еще сама об этом не знала), она пошла с моим младшим братом в зоопарк, только с ним одним. В обычный день, не в праздник… Конечно, такое бывало нечасто, но оставляло яркие и сильные воспоминания.

Как реагировали родители, когда вы, дети, плохо себя вели?

Мама никогда не реагировала сразу. Это очень нестандартный подход, и он наверняка требовал много душевных сил. Лишь через какое-то время она начинала разговор о том, что случилось. Папа тоже относился к нам снисходительно и прощал даже такое, что когда я теперь вспоминаю, думаю: как он мог? Во всем, что касалось материального ущерба, он говорил: «Ничего страшного!»
Однажды я потеряла большую сумму денег, в другой раз испортила уникальный фотоаппарат… а он лишь сказал, что, мол, очень жаль, и все. Только гораздо позже я узнала от мамы, что он тогда очень сердился. Конечно, бывало, что они раздражались и сердились из-за чего-то, но потом мама всегда обсуждала это с нами.
Были ли какие-то вещи принципиальные, на которые родители реагировали серьезнее?
Обман, вранье. В остальном они были очень гибкими и многое менялось в зависимости от обстоятельств. Например, когда мы только приехали, родители требовали, чтобы в шесть вечера все дети были дома. Через какое-то время они увидели, что это невыполнимо, и установили другие рамки. Кроме того, они приучали нас к ответственности. Но, в общем, многое зависело от ситуации. Например, одна из моих сестер очень любила гулять, могла гулять часами – от нее родители требовали, чтобы она приходила домой в строго определенное время. Один из братьев в какой-то период неподобающе, нагло разговаривал – реакция была соответствующей.

На что больше всего мама обращала внимание, во что вкладывала в своем доме особенно много сил?

Если говорить о самом доме – покупала разные мелкие вещицы, даже дешевые, только чтобы все было красиво и эстетично.
Все дети посещали разные кружки – кстати, в это мама вкладывала немало средств, даже в самые трудные времена. Я помню, как в Офаким (когда мне было лет десять) я считала и пересчитывала мелкие медные монеты, чтобы набрать на баночку творога на ужин. Но, само собой разумеется, даже тогда я ходила на кружок рисования – ведь мне это так нравилось!
Вообще, были периоды, когда у нас было непросто с деньгами и многого не хватало. Я это чувствовала и думаю, что это очень строит личность человека. Я сейчас специально делаю так, чтобы мои дети иногда чувствовали недостаток в чем-то; хочу, чтобы они научились справляться с тем, что не всегда получают в жизни все, что им хочется.

Расскажите об уважении в семье.


Одним из самых ярких образцов того, как должна выглядеть еврейская семья, было огромное уважение, с которым мама относилась к папе. Это было что-то невероятное. На субботних трапезах никто не начинал есть раньше папы. Иногда приходилось ждать немало времени, ведь всегда были гости, пока он нарежет халу, человек на пятнадцать иногда, откусит и скажет «М-м-м!», показывая, какая она вкусная, а все сидят и ждут. После этого ему первому подают еду и так во всем. И папа, конечно же, тоже очень уважительно относился к маме и серьезнейшим образом относился к ее мнению.
От нас родители не требовали особых знаков уважения к себе, а были скорее друзьями. Точнее, они смогли найти золотую середину, чтобы быть нам и родителями, и друзьями. Однажды я написала маме что-то такое, что когда мои братья увидели, сказали, что это просто наглость. На самом деле это был мой ответ ей по теме, на которую мы беседовали до того, и я написала ей, как подруге. И мама была так рада, что повесила это письмо на стенку.
Кроме того, родители никогда не ссорились при нас. Бывало, конечно, что не соглашались в чем-то, что-то взволнованно обсуждали, но ссор не было. Когда мы подросли и тоже стали высказываться, родители очень уважительно относились к нашим мнениям. Они были готовы выслушивать, принимать сказанное нами, а иногда даже советовались по поводу воспитания младших детей. Я даже немножко сама чувствовала себя для них мамой.
Что же касается младшего брата (следующего за мной) – мама ценила каждое его слово! Когда она умерла, я почувствовала, что потеряла не только маму, но и близкую подругу.

Как родители относились к ссорам между детьми?

Я помню, что мы с младшим братом (упомянутым выше) были хорошими друзьями, но при этом постоянно ссорились. Однажды после очередной ссоры мама сказала (совершенно спокойно): «Если вы все время ругаетесь, может быть, вам лучше не быть вместе?» Она рассадила нас по разным комнатам и сказала, что мы можем играть, делать, что хотим, но не выходить. Мы оба начали плакать, но она не уступала. Мы стали посылать друг другу записки, подарки… Это продолжалось, может быть, около часа, но мне показалось вечностью.
Еще я помню, что когда мама просила меня помочь, например, подмести, а я говорила «не хочу», она отвечала: «Ну и не надо, я сама подмету!». И тогда я уже бежала: «Нет, я!» Это пока я была маленькой. Когда я подросла и было уже много малышей, маме нужна была гораздо большая помощь, и ответ «нет» не принимался. Если сейчас надо помыть посуду – моем посуду, без фокусов! Даже если это и не самое приятное занятие в мире – делать нечего!

В заключение: постарайся определить, какова была «главная семейная линия» в воспитании.

Первое: у нас в семье осуществлялся принцип, выражаясь словами Мишлей, «воспитывай ребенка соответственно пути его». Нас было восемь, четыре брата и четыре сестры; все братья учились в разных ешивах, а сестры – в разных семинарах, каждый – в месте, которое лучше всего ему подходит. Не было никакой «нака-танной дорожки»; у каждого – свой путь, у каждого родители старались развить его индивидуальные способности, то, к чему он больше всего склонен. Я уже была достаточно большой, чтобы видеть, как это осуществляется в отношении младших братьев и сестер, как много родители об этом думают, как они ищут, что подхо-дит каждому. Сколько душевных сил они в это вкладывали, ничто не было здесь само собой разумеющимся! И с каким уважением они относились к каждому из детей в отдельности как к личности, а не просто как к «моему ребенку»! Я вижу, что судьбы многих детей и подростков ломаются именно из-за того, что родители пытаются втиснуть всех в один и тот же шаблон. Например: «В нашей семье принято, что все девочки идут учиться в такую-то школу…» А что, если именно этой девочке данная школа не подходит? Нет, ее отправляют туда же, куда и других сестер, и она не может там найти себя… Мне кажется, что для нашего поколения воспитывать детей в соответствии с их склонностями жизненно важно.
Второе: мама всегда очень старалась, чтобы мы были с ней открытыми, чтобы у нас была личная связь. Ребенок открывается только тогда, когда есть близкая связь, и это не происходит само собой. Мы вели с ней задушевные беседы нечасто, может быть, раз в месяц, но беседовали по два-три часа. Когда я вышла замуж, мы довольно редко приезжали к родителям на Шабат, но когда приезжали – могли всю ночь проговорить.
Еще один важный момент, который отметил мой муж: «У нее всегда был миллион всяких дел, но когда она разговаривала с тобой, ты чувствовал, что она с тобой на все сто процентов». И даже муж моей младшей сестры, который знал маму всего несколько месяцев, сказал после ее смерти, что вряд ли кто-нибудь еще в семье будет так ценить и уважать его, как она, – разве что жена… Это действительно очень интересно: у мамы и вправду было очень мало свободного времени, она всегда была очень занятой, не всегда была дома, чтобы выслушать нас, но когда она с кем-то разговаривала, давала собеседнику ощущение, что она с ним вся, целиком, и готова слушать его сколько угодно.


Из книги «О воспитании в еврейской традиции», издательство «Беерот Ицхак». Опубликовано в газете "Беерот Ицхак" номер 15. Печатается здесь с письменного разрешения редакции газеты.
volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 14:01 | Сообщение # 6
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
Еще немного о воспитании детей

ЛЮБОВЬ К ДЕТЯМ

В Торе есть рассказ о разведчиках, которые пошли смотреть Землю Израиля. Моше Рабейну, посылая их, не был уверен в том, как они себя поведут и что с ними произойдет. И из всех этих разведчиков было только два человека, близких к Моше: Ошеа бин Нун, который был его учеником, и Калев бен Йефунэ, который был мужем его сестры Мирьям. Что сказано про Ошеа бин Нуна? Моше лично молится за него, благословляет его и меняет ему имя – вместо Ошеа называет Йеошуа, добавляя к его имени букву «йуд», которая является частью имени Всевышнего. И все это для того, чтобы он благополучно справился с испытанием. Калеву, казалось бы, Моше ничем не помогает – не благословляет и не молится за него.

Про Калева сказано, что он пошел на могилы праотцов в Хевроне и молился за себя – но Моше ему не помогал! Спрашивает Хафец Хаим: почему Моше так помогал Ошеа и совсем не помогал Калеву? По простому пониманию Калев должен был бы быть намного ближе к Моше: все-таки он родственник, муж его сестры. Мирьям, как известно, сделала все, чтобы младенец Моше остался в живых: присматривала за ним, пока он был в колыбельке в реке, устроила его во дворец к дочери фараона, договорилась о том, чтобы его собственная мать вскормила его – почему же такая разница в отношении Моше к Ошеа и к Калеву?
Есть такое объяснение: существует два типа людей. Первый – закрытый, которые ничем ни с кем не делятся (эмоционально), а второй – открытый, когда все, что есть у человека на душе – он изливает на окружающих. И Ошеа по такому разделению относится к открытому типу, а Калев – к закрытому.

Вернемся к разведчикам. Изначально мы рассматриваем общество остальных разведчиков как дурную компанию с потенциально негативным влиянием. В таком обществе большей опасности подвергается человек открытого типа, который непосредственно делится своими мыслями с окружающими. Если бы Ошеа начал открыто выражать несогласие перед лицом других разведчиков, то, очевидно, они тут же попытались бы его переубедить. Таким образом, в бесконечных спорах с убедительными аргументами (не стоит забывать, что разведчикам назначили наиболее выдающихся представителей общины), велика была вероятность и опасность того, что они склонили бы Йеошуа на свою сторону.

Закрытого же человека (такого, как Калев) практически невозможно переубедить и изменить, так как он во-обще ни с кем не общается, и неизвестно, что у него в голове и на душе. Итак, мы видим, что дело было не в большей или меньшей протекции, а в том, что Моше должен был молиться за Йеошуа, чтобы помочь ему не стать жертвой ложных убеждений, тогда как Калеву такая помощь вообще не требовалась. Отсюда мы учим базовый принцип отношений: каждому человеку нужно помогать в соответствии с его типом и потребностями.

Нет такого принципа: «я помогаю всем!»; помогать можно каждому отдельно взятому человеку в соответствии с его сущностью и запросами. Если мы возьмемся оказывать одинаковую помощь двум разным людям, то вполне возможно, что для одного это будет благо, а для другого – в лучшем случае, бесполезно.
Часто мы слышим или читаем различные идеи по воспитанию детей, безотносительно к конкретному случаю. Но нужно знать, что настоящее воспитание детей начинается с поиска соответствия методов воспитания конкретному типу ребенка. Кому-то больше подходит строгость, кому-то мягкость, кого-то нужно оставить в покое, а к кому-то проявить повышенное внимание. Но если мы ошибаемся в выборе правильной стратегии, то вместо того, что-бы помочь ребенку, мы можем ему, не дай Б-г, навредить.

Итак, первое правило в воспитании детей: правильно определить тип и сущность ребенка.

Кроме того, что есть индивидуальные особенности, есть также и универсальные аспекты воспитания, которые можно применить ко всем детям. Например, мы хотим, чтобы ребенок заинтересовался учебой. В некоторых случаях, если мы будем хвалить его, дарить подарки, восхищаться – это поможет, но иногда и нет! Он примет подарки, но никак не продвинется в учебе! Иногда противоположный подход: угроза наказания, страх перед насмешками одноклассников – оказываются намного более эффективным. Эти различия невозможно правильно определить, если мы не владеем универсальными инструментами, первый из которых – прочная эмоциональная связь между родителями и детьми. Нет более сильного и эффективного фактора в воспитании, чем эмоциональная связь родителей с детьми. Всевышний так создал ребенка, заложив в нем потребность в получении эмоций. И такой эмоциональный контакт настолько важен для ребенка, что недостаток этого может вызвать проблемы даже с физическим здоровьем. Это еще важнее для эмоционального здоровья: ребенок, выросший в любящей семье, во взрослой жизни будет более успешным, уверенным в себе, чем ребенок, недополучивший любви и эмоционального контакта с родителями в детстве. И самое важное время для работы над установлением крепкой эмоциональной связи с ребенком и закладки прочного эмоционального фундамента уверенности в себе – от рождения и до 5 лет; усилия, вложенные родителями в область чувств в этот период, окупаются стопроцентно на протяжении всей жизни ребенка, даже когда он уже взрослый.

Есть мишна в трактате Шабат, в которой говорится следующее: разрешено человеку взять на руки ребенка (в Шабат), даже если у ребенка в руках камень (который запрещен к перемещению в Шабат из-за статуса мукце). Почему же мишна прямо разрешает нам такое действие? Написано там же, что у ребенка есть эмоциональная потребность в том, чтобы папа взял его на руки. Комментирует Раши, что такое страстное желание быть близким к папе настолько важно, что если его не реализовать, это угрожает болезнью! И получается, что мудрецы сделали исключение из строгого запрета мукцэ, если есть подозрение на то, что в противном случае ребенок заболеет. Заметим, что здесь не применяется термин пикуах нефеш (опасность для жизни), потому что в случае с пикуах нефеш безусловно разрешается нарушить Шабат. Однако опасность чувственного отторжения для ребенка не несет опасности для жизни, и запрет перемещения мукце является запретом мудрецов, а не прямым запретом из Торы.

Представим, что такого места в Гемаре не было бы. Приходит человек к раввину с вопросом: рав, ребенок требует в Шабат, чтобы я нес его на руках, но у него в руке камень, что мне делать? Скорее всего, рав ответит: скажи сыну, чтобы он выбросил камень, и тогда уже бери его на руки! Почему же мудрецы не дали такой простой ответ, а, наоборот, сделали исключение из запрета мукце, кажущееся таким нелогичным с точки зрения законов Шабата? Очевидно, мудрецы хотели нас чему-то научить, то есть, сказать сыну: «Выброси камень, и тогда я возьму тебя на руки» – это как будто дать ему понять: «Я тебя люблю, но при одном условии». А самая важная вещь в общении с детьми – дать ребенку уверенность, что мы его любим вне зависимости ни от чего! Очень важно ребенку все время чувствовать, что он любим, и расти с уверенностью: ничто в мире не может поколебать эту безусловную родительскую любовь.
Обратимся вновь к Торе. Написано о человеке, который убил другого по неосторожности, что он должен бежать в город-убежище и находиться там. И написано про такие города, что там проживают левиты (семьи, происходящие из колена Леви), и никто другой. Объясняет «Сефер а-Хинух», почему там должны жить именно левиты? На-помним, что в Торе нет наказаний, целью которых является само наказание. Любое наказание в Торе преследует цель исправления и воспитания. В городах-убежищах живут левиты, целью которых является воспитать и исправить человека, который убил по неосторожности. Спрашивает «Сефер а-Хинух»: если человек убил чьего-то отца, неужели его сын сможет его воспитать? Все, что он чувствует – это злоба и жажда мести, такой человек никак не может воспитать или помочь нечаянному убийце собственного отца. И написано про колено Леви, что его представители обладают уникальной способностью, которая помогает «отодвинуть» любовь родителей и детей, если перед ними стоит задача воспитания. Именно поэтому лишь в городе-убежище, населенном левитами, возможно истинное исправление преступника и воспитание его к добру.

Нет родителя, который бы не любил своих детей. Однако в нашей повседневной жизни мы можем встретить достаточно людей, которые ведут себя так, как будто совершенно не любят своих детей. Как же это сочетает-ся с написанным в «Сефер а-Хинух», что у родителей есть естественная любовь к своим детям? В объяснение этого можно привести две основные причины. Первая: родители любят своих детей, но не знают и не умеют проявить свою любовь должным образом. Вторая: родители сами в детстве недополучили родительской любви, и выросли эмоциональными инвалидами, и у них попросту отсутствует такой «орган», который отвечает за любовь к детям. Сразу оговоримся: это, в отличие от отсутствия ноги или руки (не дай Б-г!), исправимо, и дальше мы поговорим о том, как это исправить.

Есть два вида любви (мы об этом говорили в предыдущих публикациях): любовь между родителями и детьми, и любовь между супругами. В чем разница? Любовь родителей к детям заложена в природе, а любовь к супругу следует построить. Никто не любит супруга лишь потому, что он родился с такой любовью. Построение любви к супругу происходит посредством определенных действий, но такая любовь ни в коем случае не при-ходит сама по себе. Шир а-Ширим сравнивает любовь к Всевышнему с любовью к супругу, так как, подобно супружеской любви, любовь к Всевышнему также не является природной данностью, и ее следует построить. Между мужчиной и женщиной существует изначально лишь влечение – и это то природное, что заложил в нас Всевышний. Но это лишь помогает построить любовь, но никак не может ее заменить. Один из мудрецов как-то сказал, что связь между мужчиной и женщиной может происходить из двух источников: либо любовь, либо похоть. Причем разница лишь в одном моменте: любовь дает, а похоть получает. То есть, любовь при-ходит через силу самоотдачи. Настоящая любовь – это то, что нужно построить, над чем нужно работать всю жизнь.

Однако любовь родителей к детям безусловна, с этой любовью рождаются. Что же можно сказать о людях, которые, вроде бы, не любят своих детей? На самом деле они, конечно же, любят, просто проявление этой любви зачастую близко к нулю – но при этом никогда не ноль! Например: малыш просыпается ночью де-сять раз, у него болят зубы. Если это не наш ребенок – мы не встаем и не подходим к нему, а если наш, то, конечно же, встаем, берем на руки, успокаиваем и т.д. Откуда берутся силы заставить себя встать? Исключительно из встроенной в каждого родителя силы любви к собственному ребенку. С взрослением ребенка такая отзывчивость родителя (если он не обучен проявлять достаточно любви) может уменьшиться, и тут важно не упустить момент и заставить себя уже не только просыпаться ночью на плач ребенка, но и «бу-дить» себя в ответ на изменившиеся запросы. Стоит как можно чаще напоминать себе, что ребенок, недополучивший любви в детстве и выросший в «холодном» доме, проносит через всю сознательную жизнь недостаток уверенности в себе и эмоциональной чувствительности.

Недостаток эмоциональной чувствительности мы рассматривали в предыдущем номере, стоит здесь лишь еще раз подчеркнуть, что это – одна из тяжелейших для исправления вещей, и один из серьезнейших недостатков, особенно в семейной жизни. Откуда берется такая эмоциональная недостаточность? Из детства, когда ребенок недополучает родительской любви.

Наше влияние на детей, то, что мы можем им передать, напрямую зависит от эмоциональной связи, которую мы смогли с ребенком выстроить. Чем крепче связь, тем лучше ребенок может воспринять от родителей правильное поведение, воспитание, верные социальные навыки и т.п. Ребенок постарается ни за что в жизни не совершить поступков, которые могут расстроить его родителей, если у них имеется крепкая эмоциональная связь.

Эффект родительской любви особенно ярко проявляется в критических ситуациях, когда цена вопроса действительно высока. Например, когда речь идет о выборе спутника жизни или профессии, часто мы можем столкнуться с бунтом и решением «наоборот», с готовностью сделать хуже себе, только бы не послушаться родителей – в семьях, где был дефицит положительных эмоций. Однако в семьях, в которых присутствует постоянный контакт, где родители любят и умеют проявить свою любовь, ситуация совсем другая. Даже когда все говорит за то, что ребенок сделал правильный выбор, однако родителям видится, что это не совсем так – чаще всего, безграничное доверие к родителям перевешивает личную выгоду (зачастую, надо заметить, лишь кажущуюся).
Как сказал один юноша, когда родители высказались против его потенциальной спутницы жизни (у которой не было недостатков, могущих оказать влияние на семейное счастье пары): «Я так люблю своих родителей, они столько сделали для меня, были ко мне так добры всю мою жизнь, я на 100% уверен, что они желают мне только хорошего. Пусть я даже не понимаю их позицию, но я ни в коем случае не могу допустить, что-бы они испытали из-за меня разочарование».
Да удостоимся мы воспитать не менее праведных и правильных детей!


(Продолжение, с Б-жьей помощью, в следующем номере.)

Подготовила А. Швальб. По материалам уроков рава Б. Фрухтера. Из публикаций газеты "Беерот Ицхак". номер 14
volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 14:09 | Сообщение # 7
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline

Актуалия

ЛАГ БА-ОМЕР


Наш народ находится в процессе восхождения к празднику Шавуот – 49 дней, 7 недель. Кроме того, пройдя чуть больше половины, мы встретим еще одну важную дату – Лаг ба-Омер.

По своей духовной сути Лаг ба-Омер похож на Шавуот. Ведь мы не просто отмечаем день ухода из жизни святого таны (мудреца мишны) раби Шимона бар Йохая, составителя книги Зоар. В 33-й день отсчета Омера произошло важнейшее событие – в последний день жизни раби Шимон удостоился получить и раскрыть своим ученикам глубочайшие секреты Торы. Всю свою жизнь раби Шимон был погружен в тайны Торы, но полученное в последний день превосходит всё.

Почему он не получал знания в таком объеме раньше? Возможно, будь на то его воля, он предпочел бы передать их ученикам не в свой последний день, а иметь на их углубленное изучение больше времени. Почему невозможно постичь высокие тайны Торы своим разумением, а единственный путь – удостоиться и получить (Каббала – получение,) их от Источника? Ответ в том, что нам, людям из плоти и крови, ясен и понятен только окружающий нас мир. Все, что выходит за его рамки, требуется получить от Всевышнего, от Источника мудрости. И даже великие мудрецы идут этой же трудной дорогой.

Каким образом человеку все же становится доступно получение тайн Торы? Через еврейскую Б-жественную душу, которая выше ангелов. Она может постичь знание, выходящее за пределы доступного разуму, ведь она не находится в рамках нашего мира. И мы должны стремиться, чтобы Б-жественная душа – «часть Всевышнего, находящаяся высоко» (хелек Элока мимааль) – была связана с нами постоянно, чтобы мы жили в тесной связи с ней.

Здесь важно упомянуть огромное заблуждение нашего времени. Современные лже-каббалисты пропагандируют, что Каббалой могут заниматься все – даже люди, далекие от Торы, погрязшие в греховном образе жизни.

У наших мудрецов есть характеристика: решаим бехаейэм никраим метим – злодеи при жизни своей называются мертвыми. Смысл этой характеристики в том, что есть 5 уровней души: нефеш, руах, нешама, хая и йехида. Высшие уровни хая и йехида – не раскрываются в нашей жизни, даже у праведников. Тем не менее, у праведников присутствуют нефеш, руах и нешама. Что касается людей, преступающих Тору, то их покидает также и нешама. Высокая составляющая еврейской души, та, что является как бы частью Всевышнего, уходит от них при отступлении от Торы. Происходит поистине отделение души от тела, умирание (в русском языке есть такое понятие – бездушный человек). Благодаря раскаянию и возвращению к Творцу, нешама, с Б-жьей помощью, может вернуться. И это большое, хотя и скрытое, чудо.

Теперь понятно, почему принципиально невозможно изучение Каббалы людьми, далекими от Торы. То, что кто-то умеет к месту произнести каббалистический термин, и даже рисует чертежи, – так же далеко от Каббалы, как небо от земли.
А каков путь для тех, кто действительно хочет удостоиться и получить?

Этот путь – Двекут. Прилепиться, соединиться, быть на постоянной и глубокой связи с Источником мудрости, с Творцом.
Чтобы немного объяснить сложный термин, обратимся к комментарию Ор а-Хаим, а именно – как он объясняет отличие Моше рабейну от других пророков. Наш учитель Моше всем своим существом был един со Все-вышним, его тело не было преградой для этой связи, поэтому его пророчество было непрерывным. А у других пророков тело было некой помехой, поэтому пророчества они получали только во сне и несравненно менее ясно.

Телесные страсти – это преграды, и нужно их ограничить и уменьшить, стремиться убрать их влияние. Иного пути постижения нет. Даже изучение Торы, которая считается открытой нам, невозможно с такой преградой, тем более получение сокрытого знания.

Сейчас время Сфират а-Омер. Мы все хотим удостоиться заново получить Тору, увидеть ее свет, как в сам день Дарования Торы. И у нас есть такая возможность, ведь каждый год Шавуот называется днем Дарования Торы, значит, каждый год тот самый свет спускается в этот мир.
Есть три аспекта, которые нужны для этого:
1) Быть устремленным к Торе всеми силами, «сидеть в пыли у ног мудрецов». Как Тави, раб рабана Гамлиэля, который жаждал слушать слова Торы из уст мудрецов, и сидел ради этого даже под кроватью. Или как Илель, горевший желанием услышать слово Б-га живого из уст Шмайи и Автальона, замерзший и занесенный снегом на крыше Дома Учения. Такой сильной должна быть жажда слов Торы.

2) Время счета Омера – это 49 дней. Гематрия числа 49 равна гематрии слов лев тов (32 плюс 17) – доброе сердце. Рамхаль в книге «Дерех Ашем» пишет, что для Двекут нужно уподобиться Творцу. Что мы знаем о Нем? Его качества, и, в частности, Милосердие Творца, Его желание нести добро творению. Хафец Хаим в книге «Сефер Мицвот а-Кацар» пишет, что любить делать добро – это путь воспитать в себе доброе сердце.

3) Стать кли мефоар – достойным сосудом (так принято называть хорошего ученика) для получения Торы. Бо-лее того, в трактате Хулин (133а, б) есть запрет обучать Торе человека недостойного.

Святая книга Зоар уподобляет семь недель счета Омера семи дням очищения от нечистоты, известной под именем тумат зав. При выходе из Египта мы очищали себя от 49 уровней нечистоты и достигали 49 высочайших уровней святости. И этому очищению подобен отсчет Омера.

Как же стать чистым и достойным сосудом?
1. Очистить себя от нарушений законов Торы. Грехи оставляют пятно на наших душах, как грязь на одежде. Отдаление от греха подобно освобождению от грязных одежд.

2. Скажите НЕТ отчаянию. Праведник 7 раз падает и встает. Если упал, не справился – не терять силы духа, подняться, сделать шаг вперед. И если снова упадешь, то, уже будучи на новом уровне, получишь от Всевыш-него силы расти. Нужно начать сразу, сегодняшним числом, сейчас. Не откладывая и не отчаиваясь. Нам, конечно, тяжело расставаться с прошлым, в силу полученного воспитания. Но и в настоящем дурное начало не дремлет. Даже у великих мудрецов. Однажды Хафец Хаим рассказал следующее. Как-то, когда он уже был в весьма преклонном возрасте, ему было очень тяжело встать утром. Лежа в постели, он подумал: «Ты уже не молод. Ты можешь задержаться подольше, сделать себе поблажку, попозже пойти в дом учения». Тут он по-нял, что эти мысли пришли от дурного начала. Хафец Хаим ответил ему: «Ведь ты, йецер а-ра, еще старше ме-ня, а все же встал, не поленился, чтобы с раннего утра искушать меня».

3. Погружение в Тору. Мой учитель, великий мудрец Торы и глава ешивы Офаким, рав Яаков Горовиц спросил как-то у своего учителя, великого мудреца Торы и наставника поколения, рава Ицхака Гутнера (автора книги «Пахад Ицхак»): «Как же можно обучать Торе недостойного ученика?» – на что рав Ицхак ответил: «Мы сейчас не обучаем их Торе, мы даем им свет Торы, имеющий свойство сильно притягивать к добру». Вот в этот свет нужно максимально погрузиться. Всевышний по милосердию Своему дает даже нам, недостойным, коснуться света Торы.

Люди приходят к Торе разными путями, из разных мест, из совсем другой жизни. Что их привело? Как правило, они видят следы Б-жественного Провидения на своем пути. Из этих вещей мы построили основы нас сегодняшних. Мы хотим быть хорошими евреями. Только источник нашего стремления быть таковыми пока что находится не внутри нас, а снаружи. Что это значит?

Еврей, выросший в настоящей еврейской семье, с молоком матери впитал веру, Б-гобоязненность, жизнь по Торе. Для него естественно быть в контакте с Творцом, обращаться к Нему, у него это внутри, «свое». Нам на-до прилепиться ко Всевышнему до такой степени, чтобы для нас это тоже стало естественным состоянием, средой обитания. Для этого необходимо погрузиться в Тору.

В святом Зоаре говорится: «Всевышний, Тора и народ Израиля – едины». Простое понимание этих слов – через Тору можно прилепиться к Всевышнему.
Еще один аспект. Погружение в Тору должно быть полным, как погружение в микву для очищения. То есть окунуться полностью, не имея никаких хацицот (преград). Иными словами, изучая и соблюдая, – удостоиться очищения светом Торы.

Как еще спастись от йецер а-ра, который не только находится внутри нас, но и подстерегает снаружи? Погружаясь в микву, не следует быть тем, кто «окунается, а источник нечистоты в руке его», и он не может расстаться с ним. Пример тому – Миха, который пронес идола даже через рассеченное Красное море. Тот, кто окунается с мерзостью в руке, выходит из миквы таким же нечистым, каким был до этого.

Нам нужно обратить увиденный нами Б-жественный свет в наше внутреннее состояние. Мой учитель, рав Шимшон Довид Пинкус говорил, что в старые времена у каждого была важная задача: преодолеть собственное дурное начало. Рамхаль в своей книге «Месилат Йешарим» пишет, что и это невозможно без помощи Свыше.

Сегодня Интернет вводит в дом и делает доступным человеку дурное начало всего мира. Нужно тщательно оградить себя и своих близких от этой помойки и окунуться в живую воду Торы, чтобы спастись от Потопа нашего времени, от океана мерзости, окружающего нас.

Если даже у человека есть только 2-3 часа в день для изучения Торы, то пусть эти часы будут отданы только Торе, для полного погружения, без преград.
Много лет назад мы были близки с одной семьей. Ее глава – гораздо старше меня, был профессором математики в университете. Тем не менее, он пришел учиться ко мне. Я спросил своих учителей: «Как мне с ним заниматься?» Ответ был: «Погрузить его голову в Тору». И у нас есть такой путь – глубокое изучение Талмуда.

Великая милость Творца – дать нам возможность очиститься и освятиться. Нас взяли за руку и привели к соблюдению заповедей. Теперь надо двигаться самим. И если каждый год открывается окно и свет Торы спускается заново, то нужно сделать себя достойными сосудами, чтобы его воспринять.
[/c]
Составила З. Скаржинская по материалам урока рава И. Полищука. "Беерот Ицхак". Номер 15
volodintalДата: Четверг, 25.04.2013, 14:14 | Сообщение # 8
Группа: Модераторы
Сообщений: 441
Награды: 5
Репутация: 2
Статус: Offline
Музыкальное настроение!

Так как мы все еще в трауре, то перед вами вокальное исполнение!



Шабат шалом! Приятного вам шаббатнего настроения!
Форум » Жизнь общинная » Страничка Шабата » Недельная глава Торы Эмор 5773 (Для папы, мамы и деток)
Страница 1 из 11
Поиск: