Вторник, 14.08.2018, 17:14
Если Сегодня как Вчера - зачем Завтра?

Профессиональный подход к жизни -
авторская программа дистанционного обучения р. Менахема-Михаеля Гитика
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, ГостьRSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Книги р.Гитика » Путешествие по недельным главам » Берейшит (В путь далёкий собираясь...)
Берейшит
most129Дата: Пятница, 27.08.2010, 08:42 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные







Купить книгу
Прикрепления: 3517748.jpg(158.4 Kb)
most129Дата: Пятница, 27.08.2010, 08:47 | Сообщение # 2
Группа: Удаленные





Прикрепления: 2428240.jpg(92.6 Kb)
most129Дата: Пятница, 27.08.2010, 08:58 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Прикрепления: 7300895.jpg(202.5 Kb)
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 00:12 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
גיטיק מנחם מיכאל
מסע אל פרשיות השבוע. – סדרה "זווית ראיה יהודית". ספר בשפה ברוסית
עורכים: ברוך-אלכסנדר פלוחוטקו,
עיצוב:
עטיפה:
הקלדה: שטערנא-שרה אשקלוני.


ГИТИК Менахем-Михаэль
Путешествие по недельным главам. — Редактор: Барух-Александр Плохотенко. Обложка: Михаэль Моргенштерн. — Й-м: Дварим, 5765 (2004). 240 с.
Книга позволяет русскоязычному читателю заглянуть в сокровищницу еврейского духовного наследия и обнаружить в ней весьма неожиданные и тем более привлекательные ценности. Состоит из комментариев еврейских мудрецов на недельные главы первой книги Пятикнижия, собранных и обработанных Менахемом-Михаэлем Гитиком, автором книг по еврейской философии («Знакомьтесь — еврейство!», «Голос тонкой тишины», «Где же был Б-г во время Катастрофы?»).

GITIK Menachem-Michael
Journey Through the Week’s Parsha. — Editor: Barukh-Alexander Plokhotenko. Cover: Michael Morgenshtern. — Jerusalem: Dvarim, 5765 (2004). 240 pp.
The book makes it possible for Russian-speakers to glance at treasury of Jewish spiritual heritage and to discover unexpected value and beauty. Includes commentaries of Jewish sages about weekly portion from the first book of the Torah. Collected by Menachem-Michael Gitik, author of Jewish philosophy books (“Jewery: Get Acknowledge!”, “Voice of Silence Sinck”, “Where Was God during the Holocaust?”).

© Copyright 2004 by Menachem-Michael Gitik
© Copyright 2004 by Barukh-Alexander Plokhotenkko, book design

ISBN: 965-7227-06-2

Вниманию читателей!
При написании еврейских понятий, терминов, имён мы основывались на первоисточнике: их транслитерация передаёт — по возможности — произношение этих слов в иврите.
Знак ґ соответствует ивритскому v и читается, как английский h.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 00:16 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
В путь далёкий собираясь


Отправляясь в путешествие, принято намечать заранее достопримечательности, которые собираются в обязательном порядке увидеть. Как правило, это самые крупные (не обязательно в пространственном смысле) и наиболее известные места паломничества туристов. В своей попытке «объять» необъятную Тору воспользуемся вышеозначенным, вовсе не хитрым, рецептом.
Наше внимание в каждой из недельных глав будут привлекать, во-первых, самые «знаменитые» повороты сюжета, законы или персонажи.
Комментарии, у которых мы будем учиться (за исключением случаев, когда указано имя мудреца), были получены автором от своего ребе — рава Моше Франка, которому автор обязан самым главным — любовью, им привитой, к словам Пятикнижия Моше.
Корни Б-жественного языка, на котором написана Тора, будут путеводной звездой в пути, в который мы отправляемся.


Глава 1

«БЕ-РЕЙШИТ»


Мидраш, утверждающий, что в первой букве, первом слове, первом предложении Пятикнижия содержится вся Тора, обнаруживает очевидную особенность недельной главы «Бе-рейшит» — немыслимую плотность информации.
Как и во всех остальных путешествиях по недельным главам, мы лишь прикоснёмся к тому невыразимо прекрасному и откровенно бесконечному, что содержит в себе и з н а ч а л ь н а я глава.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 00:47 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
В начале?!


«Бе-рейшит сотворил Всесильный
Небо и Землю»
Бе-рейшит, 1:1


Обычный перевод «Бе-рейшит» на русский как «В начале» более чем неудовлетворителен.
Уже РаШИ отмечает, что «если бы хотела Тора дать последовательность сотворённого [что — во-первых, что — во-вторых], то следовало бы ей написать «Ба-ришона…» Ведь слово ראשית — рейшит означает буквально изначальность и употребляется в ТаНаХе в следующих значениях:
— Тора: «рейшит дарко» (Мишлей, 8:22) — буквально: «изначальность Пути Его»,
— или Израиль («Кодеш ла-Шем Исраэль — рейшит твуато», Йермияґу, 2:3) — буквально: «Выделен для Всевышнего Израиль — изначальность урожая Его»).

Но самое главное — предлог בּ бе имеет два значения: общеупотребительное сегодня в и, куда менее известное, ради, для. Как сказано:
«И работал Яаков б е - Рахель», конечно же, не «в
Рахели», а «р а д и Рахели»!
Теперь, в свете этого значения, изначальность Торы и её реализатора — еврейского народа — находит своё естественное («в начале») место.

В переводе на русский язык «Бе-рейшит бара Элоким...» значит:
«Ради/для цели всех целей [Изначальности/Торы/еврейского
народа — желаемое подчеркнуть] сотворил Всевышний...»


Там, за горизонтом обычного


«Ради р е й ш и т сотворил Всесильный
небо и землю»
Бе-рейшит 1:1

Проблема понимания слов Торы особенно остро стоит в самом начале, ведь Тора здесь говорит об Изначальности. Интерпретация первых слов Пятикнижия, описывающих процессы, далеко выходящие за рамки нашей привычной реальности, — дело, мягко говоря, непростое. Я коснусь лишь в самой малой степени комментариев на первые слова главы «Бе-рейшит» . А именно, я попробую показать, как можно подойти к восприятию слов, описывающих процесс Творения на примере двух из них: шамаим (небо) и арец (земля).
Предлагаемый метод — использование корней языка иврит не в конкретном, а в обобщающем смысле, коль скоро речь идёт об описании того, что концептуально предшествовало нашей реальности. Ведь корни современного, материального мира несомненно духовны, а потому «язык корней» как нельзя более подходящее средство для материального описания духовных величин. Например, тьма означает отсутствие света, а в обобщающем (корневом) смысле отсутствие чего бы то ни было вообще.
Корень слова שמים шамаим (небеса) — שמ шам (там), естественно, ассоциируется с чем-то высшим, обитающим над максимальным уровнем нашего восприятия. ארץ арец (земля) имеет своим корнем רץ рац (бежать, стремиться). Как сказано у мудрецов:
«А р е ц [называется так] потому, что р а ц а [стремится]
исполнить желание своего Хозяина» (Мидраш Раба, Бе-
рейшит, 5:8).
Исходя из вышесказанного, можно интерпретировать слово арец как с р е д с т в о , то есть стремление достигнуть, а шамаим как ц е л ь , тамошнее, здесь не имеющееся.
В таком случае перевод слов, открывающих Пятикнижие, может быть следующим:
«Ради [достижения] Цели всех целей сотворил Всесильный
Цель и Средство» (Бе-рейшит, 1:1).


Зримость и абстрактность


«И сказал… и стало»
Бе-рейшит, 1:3

«Десятью сказаниями Всевышнего
сотворён мир»
Пиркей Авот, 5:1


За завесой материального (мир — עולם олам на иврите означает скрывающий) облика, приданного этому миру, («и стало») — скрывается его суть — слова Творца, Его Желание и Мудрость («и сказал»), вложенные во вполне вещественные формы ставшего.
Материальность видна, но её смысл должен быть услышан! Как сказано:
«Небеса [дают] услышать Тебя… Земля [позволяет]
увидеть Тебя» (Дварим, 4:36).
Наш мир — «попытка» Творца в ненавязчивой форме (свобода выбора дана) обратиться к человеку. За воспринимаемой материальностью скрывается сокровенная суть личностного обращения Всевышнего к человеку. Весь мир, все события нашей жизни — намёки Создателя, рассчитанные на нашу сообразительность. Вспомним классическое: «Намёк — это предположение о вашей мудрости, сделанное в деликатной форме».
Более подробно о духовном и материальном смотрите комментарий «Что первично» в главе «Толдот».


«Сеня, береги душу!»


«И взял [Всевышний] человека, и поместил его
в Эденском саду работать на неё и оберегать её»
Бе-рейшит, 2:16


Слово Эден עדן означает утончённый и очевидно намекает на невозможность грубо-материального восприятия Эденского сада. Само понятие גן ган — сад указывает на два важнейших измерения: работу внизу и высокость результатов — плодов жизнедеятельности. Вот только как интерпретировать не в пространственном смысле понятия верх и низ?
Отвечу в столь свойственной не только мне манере. А как понять «работать на н е ё и оберегать е ё» же? Кого «её»? Напрашивающийся еврейский ответ: «Конечно же, Е ё В ы с о к о с т ь д у ш у !»
И сразу всё становится на свои места, то есть обретает благодаря силе естественного притяжения Эго своё место. Верх — это נשמה нешама, и именно её следует оберегать от всего, могущего ей «навредить», то есть от всего Торой запрещённого. Но что ещё важнее, именно на неё, на с о б с т в е н н о - в ы с о к у ю душу, мы и должны работать!
Падение первого человека вдребезги разбивает тонкость восприятия (равняется утрате уровня Эдена). Соединённый смысл всех предписывающих законов Торы — состояние, очевидное для Эдена, — «работать на неё»; а всех запретов — «оберегать её» же. И количество мицвот (613 вместо двух), увы-увы, делает нашу работу качественно (а не только количественно) иной.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 01:08 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Лирическое отступление

О душе



Появление на страницах книги слова нешама, которое обычно переводят как душа, вынуждаёт меня взять тайм-аут у сюжета и попробовать подступиться к этому, в общем-то, неприступному, понятию.
Во-первых, хочу интеллектуально расправиться с ассоциациями типа некоего облачка, воздушно обитающего над нами или пребывающего у нас настолько внутри, что и не определить насколько. Столь же сурово я хочу поступить и в отношении реально существующей ауры, которая тем не менее никак не ассоциируется с нешамой.
Единственный для меня доступный «образ» — уровень контакта. Связь с самой высокой из возможных для меня духовных ступенек — это и есть смысл уникально ёмкого слова нешама (буквально: вдохнутое [в нас Творцом]). Теперь становится возможным ассоциировать «повреждение» души через несоблюдение правил «духовной техники безопасности» (нарушение запретов Торы) как повреждение канала связи с нешамой-душой. Нарушая запрещающие мицвот, мы загрязняем контакт. Делаем то, что в просторечье совершенно ошибочно обзывают «запачкать душу».

[color=purple]
Нелирическое отступление

Б-га не-е-ет?!



Одна из самых «трепетных» тем, непременно поднимающихся оживлёнными «спорщиками от Пятикнижия», — поименование Творца. Наверное, самое удивительное в этом вовсе не коротком списке имён — Тетраграмматон, или четырёхбуквенное непроизносимое Имя Всевышнего.
Но ещё прежде, чем устраивать обсуждение имён, отметим интереснейший факт отсутствия в лашон кодеш (выделенном языке) термина Бог.
Дабы подчеркнуть удивительность вышесказанного, вспомним исторический курьёз, случившийся в XVI веке с вездесущими христианскими миссионерами. Принеся «благую весть» в Китай, они тщетно искали в диалектах китайского аналоги насущно-христианским бог, божественность, единобожие и т. д.
Но с китайцами-буддистами всё ясно, а вот как быть с «колыбелью монотеизма»? Еврейская цивилизация — и нет слова бог?!?
Ответ очевиден для всякого разумного человека. Любая попытка обозначить Всевышнего (смысл последнего слова — Находящийся в ы ш е наших представлений, чувств, эмоций, мыслей, ассоциаций) бессмысленна по определению. Б-жественное начинается там, где человеческое закончилось. И ни миллиметром ранее.


Из ряда вон выходящее отступление

Свят, свят, свят!!!



Слово, которому я хочу посвятить следующие строки, прочно удерживает первенство среди захваченных русским языком еврейских позиций. Попробуем «подкопаться» под эту вопиющую (к еврейскому интеллекту) незыблемость.
«Святость Шабата» и «святость Торы», «святость народа» и «святость семейной жизни» — вот далеко не полный список побед, одержанных этим типично христианским термином в среде русскоязычных евреев.
Вот только переводящие слово קדוש кадош как святой, забывают что подобным переводом они автоматически причисляют к «лику святых» всех… проституток. Ведь קדשה кдеша на языке Торы — это именно представительница древнейшей профессии:
«И спросил у жителей того места, говоря: «Где кдеша
[проститутка], чьё [место работы] у перекрёстка у дороги?»
(Бе-рейшит, 38:21).
Свят, свят, свят!!!
Как и всегда, наступая на грабли христианских переводов, не удивляйтесь «звездению» в глазах. Кадош — значит выделенный, из ряда вон выходящий. При таком подходе всё становится на свои места. Конечно же, красавицы по профессии — несомненно, необычные женщины, прямо скажем, из ряда вон выходящие. Ну, а выделенность, избранность нашего седьмого дня в особых рекомендациях не нуждается.
Более глубокое рассмотрение термина кадош мы оставляем до недельной главы «Кдошим» из третьей книги Пятикнижия.


Единство времени, места, действия


«Имя Тетраграмматон следует
читать как Адон-ай»
Законы чтения Торы


Каждое из имён Творца соотносится с сутью определённого проявления Всевышнего в Мире.
Производное от אדון адон — хозяин подчёркивает принадлежность Ему всего сотворённого.
שאמר די Ше-амар дай — Сказавший «Достаточно!» Своему миру (буква ש Шин на мезузах взята именно из этого имени), определивший границы, то есть давший определение всему сущему.
Слово אל эль означает сила («есть в Его руке сила», Бе-рейшит, 31:29). Потому множественное число אלים элим — боги — придание самоценности силам природы — рождает богов или точнее божков.
Не имея в виду создание толкового словаря имён Творца, соотнесусь ещё только с именем אלהים Элоґим. Как с очевидностью проистекает из вышесказанного, оно означает Источник всех сил, то есть сведение множества сил к Первоисточнику (Первопричине), отсюда множественно-единственное число. Как сказано Всевышним Моше-рабейну:
«Он [Аґарон] будет тебе устами, а ты будешь ему элоґим
[то есть источником вдохновения, силы]» (Шмот, 4:16).
И, наконец, Его Имя с большой буквы. Тетраграмматон. י Йуд, ה Ґей, ו Вав, ה Ґей. Его непроизносимость окутала покрывалом таинственности и создала магическую атмосферу вокруг него. Заранее прошу прощения за развенчание мифов.
Четырёхбуквенное Имя Всевышнего соотносится со всем Творением вообще и не может быть ассоциировано с какой-то его частью. Отсюда его непроизносимость, прямо следующая из невозможности объять необъятное.
Только когда еврейский народ собирался в с а м о м в ы д е л е н н о м месте (Храмовая гора) в с а м о е в ы д е л е н н о е время (Йом ґа-Кипурим), то с а м ы й в ы д е л е н н ы й еврей (первосвященник) его произносил! Собственное имя Творца — это четырёхбуквенная формула мироздания. Всё в Творении от галактик до кварков построено по Тетраграмматону.
Обсуждение этого имени выходит далеко за рамки настоящего издания, и я отсылаю читателя к другой своей книге «Голос тонкой тишины», где отчасти объясняется формула Тетраграмматона: 3+1 .
[color=purple]

«Шерше ла фам»


«А Змей был умнее всех полевых зверей, которых задействовал Всевышний Всесильный, и сказал [Змей] женщине: «Действительно сказал Всесильный: «Не ешьте ни от какого дерева в саду»?» — И сказала женщина Змею: «Из плодов деревьев этого сада мы едим, а от плода дерева, которое внутри этого сада, сказал Всесильный: «Не ешьте от него и не прикасайтесь к нему, чтобы не умерли».
Бе-рейшит, 3:1—3


Вопросы, на которые мы попытаемся ответить:
Зачем был послан Змей?
Что хорошего в промахе первого человека?
В чём вина женщины?


Пойдём по порядку — от Змея.
Очевидно, что он был послан в качестве испытания. Не менее очевидно, что оно необходимо вовсе не экзаменационной комиссии, а испытуемому для «остепенения» — приобретения очередной степени (поднятия на очередную духовную ступеньку).
Сие умозаключение позволяет закрепить за Змеем псевдоним «Чёрт побери». Ведь Змей, посланный с задачей стать пьедесталом нашего почёта (очередной духовной ступенькой), стал камнем нашего преткновения (причиной нашего духовного падения). Короче, «пароль» прежний — «Чёрт побери».
Авторская самоирония связана с местоимением нашего. Дело в том, что душа первого человека включала в себя все существующие души. И самое высокое в нас — это осколок того неизмеримо значимого, что разбилось в результате его падения.
Рассказывают, что однажды знаменитейший цадик раби Зюся спросил у своего не менее знаменитого брата раби Элимелеха: «Почему ты его [первого человека] не удержал?» — «Не удержал?! Да я его подтолкнул!» — «Тогда всё понятно», — заключил раби Зюся. Выше упомянутое происхождение наших душ даёт понимание того, почему так использовались в этой истории личные местоимения. О её смысле мы поговорим чуть ниже.
Направление, в котором мы осознано пошли — в н и з, вытекает из уровня выбора первого человека д о т о г о и п о с л е т о г о. Выбор первого человека до принятия к действию совета Змея был между категориями хорошо и лучше. Более точно: он выбирал между х о р о ш и м и х о р о ш и м . Неочевидность лучшего и делала его выбор столь непростым. Но как можно выбирать между х о р о ш и м и х о р о ш и м , то есть без возможности сравнения? Возможность постижения цельного без его разделения на части и была главной особенностью Эденского сада. В духовном нет расстояний, а лишь — схожесть — несхожесть свойств. И сделаем вывод о схожести (соединённости, цельности) всего сущего как относившегося к категории хорошо (то есть зримо исходившего от Творца). Разделённость, раздроблённость, эклектичность — основная характеристика нашего мира, мира Реализованной Категории Зло. (Того Зла, которое только в конце всех концов обнаружится как главный движитель «прогресса».)
Чуть ниже мы обнаружим и объясним идентичность слов умный и голый на иврите. Видевшие суть первый человек и его жена не нуждались в одежде-бэгэде (измене-бегстве от Всевышнего). И только их духовное падение повлекло за собой вопрос к спрятавшемуся в стыде первому человеку: «Где ты?» Ответ на этот вопрос и составляет смысл человеческой жизни в этом шеститысячелетнем мире.
Следующий мидраш поясняет принципиальное отличие Эденского сада, несомненно, идеального места работы от мира, где зло — неотъемлемая часть действительности.

Дал Всевышний человеку выкройку и сказал:
— Вот тебе иголка, нитки – заверши начатое: шей!
Пришёл вслед за Творцом Змей и сказал человеку:
— Будь, как Он: возьми ножницы и режь выкройку дальше!


Символика мидраша почти очевидна. Привязанность средства к цели, их «слитность» — реализация Замысла Творца. Отрезанность или соединённость? Ножницы или нить? Неслучайно, у евреев смерть определяется как отделение души от тела, а смысл жизни Тора видит в синтезе (слитности) тела и души.
Можно сказать, что неправильные поступки человека отделяют его от цели Творения, дробят духовный потенциал, в нас заложенный.
Тем удивительнее выбор, сделанный первым человеком. Причина привлекательности картины, обрисованной Змеем, в её непривлекательности: «Трудное счастье — находка для нас...». Чем тяжелее (в духовном смысле) работа, тем она значимее. Теперь становится понятным ответ раби Элимелеха: «Я его подтолкнул». Логичность поступков, следующих из собственного видения ситуации, или, по-другому, толчок вполне комсомольского «энтузазизьма», относящий промах первого человека к принципу «Хуже дурака может быть только дурак с инициативой». Ведь все требования, «предъявленные» к адаму, сводились к одному — непроявлению активности. Терпеливо дождавшись шабата (что равносильно вотуму доверия Всевышнему), первый человек получил бы то, что так «разумно» сорвал до срока.
Действительно, трудно что-либо возразить против логичности змеиного довода, тягостно-убедительного, как могильная плита.
Вот разве что: «Дорогой Змей, ты на уровне моего восприятия абсолютно прав. Но понимаешь ли, Всевышний, которого я очень уважаю и, даже не побоюсь этого слова, люблю, велел мне этого не делать!»
Но чтобы так ответить, следует подняться над собой (над своим видением). А, как известно, единственный способ вытянуть себя из болота собственного эгоизма — это «тянуть себя за волосы», то есть отказаться от своего заведомо ограниченного восприятия реальности !!
Итак, промах первого человека — это неспособность подняться над собой. Исходя из этого, мудрецы говорят, что евреи, нашедшие в себе силы выйти из Египта и встать у Синая, исправили его проступок. Их уход за Всевышним в пустыню — это достигнутый еврейским народом уровень любви. Так что смерть в нашем сегодняшнем мире — это следствие создания золотого тельца, а не «первородного греха».
Настало время ответить на вопрос «Что хорошего в промахе первого человека?»
Используя данную в мидраше аналогию с «кройкой и шитьём», можно ответить на него следующим образом. Грубость швов, соединяющих «лоскутное одеяло» реальности, не позволит нам вновь послушаться «змеиного» совета «резать дальше». Когда мы вновь поднимемся на ступеньку Ган Эден, то боль памяти о том, как резали, чтобы затем сшивать, не оставит Змею и малейшего шанса. Отсюда, предрешённость змеиного конца. Вслед за окончанием «средней школы» этого мира и получения нами «аттеста зрелости» наступает долгожданный конец его миссии.
Работа по соединению элементов нашей действительности в Б-жественное целое тяжела, длинна, но относительно безопасна . Дополнительный пример, поясняющий ситуацию. Если динамит, предназначенный для уничтожения ненужной стены (преграды, отделяющей нас от Него), используется не по назначению, а, например, для сведения счётов, то вручённое вместо него кайло сделает работу продолжительней (вместо шестого дня Творения шесть тысяч лет), но значительно безопасней.
Для ответа на вопрос «В чём вина женщины?» — воспользуемся сформулированным мудрецами правилом «Не предъявляют подстрекателю претензии через суд». Речь, конечно, не о неподсудности подстрекательства. Дело в том, что еврейство видит в подстрекательстве зло ради зла, а самого подстрекателя квалифицирует как абсолютного мерзавца, мёртвого уже при жизни, а, следовательно, не могущего быть исправленным через этот мир. Функция еврейского суда — помощь в исправлении — к подстрекателю поэтому неприменима.
И правильным по отношению к такому абсолютно плохому, то есть ничегошеньки не понимающему «ученику» считается его, желательно, безболезненное убирание из мира. В случае, когда это невозможно, следует держаться от него подальше. Женщина же, услышав чисто провокационный «змеиный» вопрос «Действительно ли сказал Всесильный: «Не ешьте ни от какого дерева этого сада?» — решила Змея переубедить («охорошить»).
Поскольку дерево — это средство получения плодов, а Творец, насадивший для человека сад в Эдене, вовсе не садист, то «змеиность» вопроса сомнений не вызывает. Вытекающая из вышесказанного вина женщины может быть сформулирована следующим образом: «Зачем она остановилась поболтать со Змеем?»
Непричастность к плохому в любом виде — вот непререкаемое правило Торы! Вывод очевиден:
«Будете проходить мимо» ...зла — «проходите!» Если, конечно, не можете его уничтожить!



Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 01:18 | Сообщение # 8
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Пересекающиеся параллели


«И были первый человек и его
жена голыми, и не стеснялись»
Бе-рейшит, 2:25

Невозможность подобного прочтения («голыми, и не стеснялись»?!) следует из следующего силлогизма.
Вкусив от «древа познания Добра и Зла» и тем самым понизив свой духовный уровень, они устыдились собственной наготы и «догадались» прикрыть «чресла». Так или почти так выглядит пересказ изложенного Торой.
Немыслимость вышесказанного очевидна: страшное падение, последовавшее вслед за нарушением запрета Всевышнего, даёт... ощутимое повышение духовного уровня, одним словом — приносит пользу.
Нонсенс!
И нам приходится с горечью констатировать, что наше умозаключение — только тривиальный пример того вопиющего нежелания использовать важнейший из органов человеческого тела — его голову — по прямому назначению. Следующий ответ на вопрос «Зачем тебе голова?» — «Как «зачем»? Я в неё ем!» — и позволяет существовать подобного рода «ветхозаветным историям». Всякий мало-мальски знакомый с языком Торы человек сразу скажет, что история «первородного греха» — смертный грех переводчиков.
Сразу проведем жёсткую границу между «Ветхим заветом» и Торой.
«Ветхий завет» — это «око з а око», «зуб з а зуб» и т. д. и т. п. В Торе же написано — «глаз в м е с т о глаза», «зуб в м е с т о зуба» и т. д. Пропасть между кровожадно-мстительным и абсолютно бессмысленным «глаз з а глаз» и требованием максимального исправления содеянного «глаз в м е с т о глаза» — это пропасть между ложью и Истиной, между слепой (а, следовательно, бессмысленной) верой и Знанием.
Но вернёмся к первому человеку. Слова Торы:
«И были оба они а р у м и м — человек и жена его — в э -
л о и т б о ш а ш у » (Бе-рейшит, 2:25)
обычно переводят:
«И были оба они н а г и м и и н е с т ы д и л и с ь ».
Но уже в следующем предложении слово арум переводится как умный, хитрый:
«А змей был самым у м н ы м из зверей полевых».
Не самым голым (арум), а самым умным (тоже арум).
Но если мы вспомним, что умный — это тот, кто судит не по внешности, а по сути, тот, кто не покупается на дешёвый грим, а видит голые факты, то мы без труда соединим понятия мудрость и видение сути, неприукрашенной реальности.
Обратим внимание на ещё одно слово, появляющееся в ивритском оригинале יתבוששו итбошашу — стыдились. Но в том-то и дело, что глагол בושש бошеш имеет ещё одно, конечно же, на первый взгляд очень далекое от стыда значение:
«И увидел народ, что б о ш е ш Моше спуститься с горы»
(Шмот, 32:1).
Здесь бошеш — в значении опаздывает. Понятия стыд и опоздание совмещаются через несоответствие. Если мы переведём להתבושש леґитбошеш как не соответствовать, то בושה буша — стыд, несоответствие мною сделанного моим же идеалам. Несоответствие внутреннего внешнему. В случае же опоздания мы говорим о несоответствии назначенного (внутреннего) времени — реальному (внешнему).
Исходя из вышесказанного, мы можем перевести:
«И были оба они мудрыми, и не было у них несоответствия».
Высочайший духовный уровень, равенство глагола и души, абсолютное соответствие внешнего внутреннему — вот о чём говорит Тора.
В результате же п р о м а х а и последовавшего духовного у п а д к а стало явным возможное теперь несоответствие помыслов и поступков, и потребовалось постоянное указание на возможную фальшь, несоответствие ставшей «невидимой» души и поведения тела.
Назначение одежды (на иврите בגד бэгэд от בגדה бгида — измена, несоответствие) с философской точки зрения станет явным из следующей притчи раби Нахмана из Брацлава.

Во время заседания Большого королевского совета вбегает гонец с ужасной новостью.
— Во всём королевстве — сообщает он, — выросла отравленная пшеница, и всякий вкушающий хлеб, из неё приготовленный, теряет рассудок.
— Что же делать? — ужасается король.
— Нам всем следует остерегаться и есть только прошлогоднюю пшеницу, чтобы руководить в здравом рассудке сумасшедшим народом, — предлагает один из советников.
— Если мы поступим так, — возражает старейший из советников, — то все решат, что именно мы сумасшедшие. Поэтому нам придётся, как и всем, есть отравленную пшеницу. Но перед тем, как мы утратим рассудок, мы сделаем у себя на лбу знак. И всякий раз, глядя друг на друга, будем вспоминать, что мы сумасшедшие!

Назначение одежды — напоминать нам об измене, нами совершенной, и о её последствиях — лжи и фальши, ставших реальностью.
В качестве интеллектуального поощрения за правильно найденный ответ мы получаем красивое объяснение наименования знаменитой гробницы праотцев в Хевроне Меарат ґа-Махпела — Двойная пещера.
Символ двойственности в еврейской философии — буква כ Каф. כ.פ.ל. к.ф.л. — корень слова מכפלה махпела — это единство, зеркальное соответствие проявления верхнего (духовного) внизу (в материальном, внешнем), что и символизирует одна линия, которая тем не менее и наверху, и внизу — буква כ Каф. Отсюда и название пещеры-усыпальницы — Двойная, оттого, что в ней захоронены двойные (абсолютно соответствующие собственной — Б-жественной — сути) люди: Адам и Хава, Авраґам и Сара, Ицхак и Ривка, Яаков и Леа. Каждый из них достиг уровня зеркальности, при котором внешнее было отражением внутреннего уровня абсолютного соответствия души и тела.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 01:23 | Сообщение # 9
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Убийственный… перевод


«И был вечер, и было утро»
Бе-рейшит, 1:5,8,13,19,23,31


«И был вечер, и было утро» — этот рефрен первых шести дней Творения знаком каждому с детства, как детская считалка, как заклинание. Да-да, именно как привычно «до детских припухших желез» знакомый набор вполне бессмысленных слов. И был полдень, и была полночь — несомненно, поэтично, но вот значение этого образа?
Комментарий рава Соловейчика основывается на корнях слов вечер и утро. ערב эрев — вечер означает смешанность, неразличимость («ночью все кошки серы»). Значение слова בקרב бикорет, однокоренного сבוקר бокер — утро, — инспекция, обнаруженный результат, полная ясность. Следовательно, смысл фразы «И был вечер, и было утро» — направленность Творения от смешанного к различимому, от ненаблюдаемого к явному, из темноты к свету.
Перевод при всей своей внешней (поверхностной) точности уничтожил главную особенность оригинала — Б-жественную сущность иврита Торы. Мидраш, поясняющий глубинность изменений, произошедших в результате Дарования Торы, говорит о том, что Синайское Откровение перевернуло наше восприятие, и день для евреев стал начинаться с вечера. Этот мидраш позволяет нам увидеть вышесказанное в терминах галута и геулы.
Для всего мира «утро начинается с рассвета» и жизнь ассоциируется с дневным временем суток, за которым следует смерть ночи. И коренное изменение в мировоззрении людей, провозглашённое Торой: этот мир — галут, сокрытие и темнота, следующий — геула, свет и всё оживляющая, ощущаемая близость к Создателю.

Вот так Змей!?


«И сказал Всевышний Змею: «За то, что сделал ты это, проклят ты из всего скота, из всех зверей полевых. На брюхе ты будешь ходить и землю ты будешь есть все дни жизни твоей. И вражду установлю между тобой и между женщиной. И между твоим потомством и её потомством. Он [человек] будет разить тебя в голову, а ты его разить в пятку».
Бе-рейшит, 3:14—15

После всего сказанного о Змее («чёрт побери», зло ради зла и т. д.) осталось тем не менее несколько «крупного плана» вопросов:
В чём смысл разговорчивости Змея и его прямохождения (как рисует мидраш)?
Как оценить три проклятия Змея?
Как понять связь Змея с нашим «родным» йецер ґа-ра?

Ответ на первый вопрос связан с пониманием правила: «По настоящему больно может сделать только очень близкий человек». Мидраш говорит о максимальном внешнем сходстве Змея и человека. Это сходство — прямое следствие змеиной профессии — подстрекатель. Если вы хотите оказать влияние на кого-то, то вам надо быть к нему поближе — и не только в смысле расстояния. Человеку, проводящему много времени рядом с тигриной клеткой, не следует опасаться дурного влияния хищников. Но если ваш знакомый попал в плохую компанию…
И вообще, сообщения о том, что в дебрях Амазонки пираньи съели быка, если и вызовет у вас некий отклик, то разве что в районе желудка. При известии о гибели человека у вас наверняка ёкнет сердце.
Так что подобие Змея человеку прямо вытекает из задачи, перед будущим обитателем серпентария поставленной, — испытать человека духовно-понижающим влиянием.
И первое из проклятий: «аль гхонха телех» — «на брюхе будешь передвигаться» — означает утрату сходства с «венцом Творения». (Самостоятельность передвижения, как и самостоятельность суждений свойственна отныне лишь человеку.)
Многим сложнее «разобраться» со следующим проклятием: «землю будешь ты есть все дни жизни твоей». На первый взгляд буквальное понимание этих слов даёт ощущение благословения — отсутствия забот о «хлебе насущном».
Следующая притча позволит прояснить ситуацию.

Царь, желая проклясть сына, вызвал его, вручил ему громадную сумму денег и сказал:
— Вот та часть наследства, на которую ты мог бы рассчитывать. Бери её, и с этого момента всякие отношения между нами прекращаются — ты мне не сын, я тебе не отец!

Всё живое связано с Творцом самым прозаическим способом — через зависимость от окружающей среды. Проклятость Змея через «всеядность» — это его отрезанность от Создателя.
РаШИ, опуская нас с уровня символики в материальный мир, говорит, что смысл однообразности пищевого рациона «ползучего гада» в том, что змея во всём, чем она питается, ощущает вкус земли. Наличие только одного вкуса означает практическую безвкусность еды из-за отсутствия возможности сравнения.
РаШИ, живший в XI веке, когда наука биология находилась в предзачаточном состоянии, даёт, тем не менее, научно апробированное заключение. Дело в том, что в XX веке был обнаружен следующий факт: неразвитость вкусовых рецепторов у пресмыкающихся.
Самым главным для понимания общей концепции проклятости Змея является вражда между ним и человеком. И дело не в тривиальном инстинктивном отвращении, испытываемым человеком по отношению к любого вида гадюкам, кобрам и иже с ними. Мы говорим о пропасти, разделившей «венец Творения», того, кто должен реализовать Замысел Всевышнего, и того, кто был «умнейшим из зверей полевых» и стал «чёрт побери».
Весь животный, и не только, мир создаёт для человека возможность исполнять свою функцию. При этом экологически оправдано существование любого вида. Но ненависть, пролёгшая между потомками человека и Змея, сделала «производных змеиности» отрезанными от светлого (в самом прямом смысле) будущего. Того самого, что ждёт-не дождётся Создателя (всего дважды появляется в Торе выражение «сделан руками Всевышнего» — применительно к человеку и к первым скрижалям, — смотрите комментарий РаШИ на Бе-рейшит, 1:4).
И общий смысл проклятости Змея проясняется из вышесказанного в соединении со следующим пояснением. Понятие браха (благословление) означает связанность с Источником всякого и всяческого Изобилия (когда мы произносим «Барух Ата», мы утверждаем, что «Ты — источник брахи»). Однокоренное слову ברכה браха слово בריכה брейха, которое переводят как бассейн, означает изобилие, то есть следствие постоянной связи с Источником, и составляет общий смысл благословенности. А потому три аспекта общей проклятости Змея — это три измерения , по каждому из которых он удалён от конечной Цели Творения.



Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 01:27 | Сообщение # 10
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
«Первородный грех» — «грех» переводчиков


Не желая «отдавать должное» христианскому мировосприятию (ведь путешествуем мы, слава Б-гу, по Торе, а не по царству «Ветхого Завета», которое, как было отмечено в предыдущем комментарии, находится в совершенно иной плоскости — износившейся в конец плоскости не-бытия), я не стану обсуждать основополагающее понятие христианской религии — грех, греховность. Сказанное в Торе достаточно недвусмысленно. Высочайший духовный уровень первого человека, его совершенно немыслимая близость к Создателю (говорит мидраш, что «ангелы, впервые увидев «Творение рук Всевышнего», приняли человека за Творца») есть лучшее свидетельство невозможности ассоциировать первого человека с чем-то н е о д н о з н а ч н о добрым и вечным!
И я собираюсь потратить некоторое количество слов, дабы обрисовать еврейский подход к понятию рукотворного Зла. Существует три слова, определяющих три ступеньки падения человека: חטא хэт, עוון авон и פשע пэша.
Проще всего их ассоциировать со следущей картинкой. Молодой человек в тире обучается стрельбе. В случае, если он, целясь в «десятку», попадает в «молоко», промахивается (מחטיא махти на иврите), мы говорим о п р о м а х е (следуя, например, знаменитому некогда одесскому шлягеру «Рабинович стрельнул, стрельнул — промахнулся, и попал немножечко в меня»).
Более серьёзный вариант — עוון авон (от לעוות лаавот —искажать). Он говорит о с о з н а т е л ь н о м и с к а ж е н и и . Молодой человек вначале стреляет, а лишь затем обводит своё попадание концентрическими кругами. Полученная «десятка», при всей своей иллюзорности, внешне неотличима от настоящей. Переведя в плоскость обиходности, сформулируем: человеку мало поступать как хочется, ему ещё нужно при этом ощущать себя принципиальным, достойным всяческого самоуважения человеком.
И вариант самый неприятный — стрельба по инструктору стрельбы. Слово פשע пэша значит, в частности, бунт. Как сказано:
«Ва-ифша [и взбунтовался] Моав против Израиля»
(Млахим II, 1:1).
Таким образом множество «грехов» Израиля, появляющееся в ТаНаХе, оказывается на самом деле ошибками из серии «хотели как лучше». Подробнее эта тема раскрывается в замечательной книге рава Десслера «Михтав ми-Элияґу» .

Как отказать… себе?


«И сказал Всевышний: «Вот, человек стал
как один, из нас в познании добра и зла»
Бе-рейшит 3:22

Комментарий р. Шимшона Рефаэля Ґирша по праву завершает путешествие по первой из недельных глав. (Автор, как и полагается «дуристу» в новой стране, не замечает им пропущенного. Визитная картинка страны для него складывается исключительно из им увиденного.) Ведь он касается одного из самых непонятных мест, которое в нашем существовании, несомненно, центрально.
Обычное восприятие выражения «как один из нас» в качестве обращения Творца к ангелам чревато «уравнением в правах» Всевышнего и ангелов в их отношении к Добру и Злу. Такая трактовка, кроме всего, вовсе не блещет новизной.

Объяснил раби Папос:
— «Вот человек стал как один из нас» - как один из ангелов-
служителей.
Сказал ему раби Акива:
— Достаточно тебе, Папос!
Сказал ему [Папос раби Акиве]:
— Что ты осуществляешь [понимаешь под словами]
«вот стал человек как один из нас»?
Сказал ему [раби Акива Папосу]:
— Что дал ему [человеку] Место [Всевышний] перед
ним два пути: путь жизни и путь смерти, и выбрал себе
другой путь [то есть путь смерти]».

Я начну с объяснения понятия познание Добра и Зла — в оригинале даат тов ва-ра.
Дело в том, что христианский перевод «И познал Адам [с большой буквы!] Хаву» оскорбляет «присущую автору внутреннюю интеллигентность». Слово דעת даат — можно перевести на русский язык как соединение. Например, «ладаат эт Ґа-Шем» — это не бессмысленное «познать Всевышнего», а соединиться с Ним. Именно соединение первого человека с его женой есть высший смысл их разделения Творцом. Ну, а древо — уровень работы в условиях соединённости, смешанности, внешней неотличимости Добра и Зла.
А теперь вернёмся к раву Ґиршу и его объяснению слов раби Акивы. Значение ключевых слов אחד ממנו эхад ми-мэну следующее. Эхад — один из двух или большего множества. Мимэну означает обычно из нас, но может означать и скрытую форму из тех. В этом случае сказанное раби Акивой соответствует переводу: «как один из тех двух путей, данных человеку Создателем». То есть, по раби Акиве, речь здесь идёт о выборе человеком пути смерти.
Очень интересное осмысление данного комментария даёт раби Авраґам Гродзенский в книге «Торат Авраґам» .
Проблематичность (и это ещё очень мягко сказано) выбора первого человека не в его неправильности (смерть вместо жизни), а в том, что он выбрал выбор! «Вот человек стал, как один из тех», — отождествил себя с путём смерти. И самое страшное из появляющихся в этом предложении слов не существительное смерть, а глагол отождествил.
Единственная, достойная человека Цель — это Сам Всевышний. Альтернатива этой Цели всех целей — дорога, в смысле с р е д с т в о. И задача Змея (йецер ґа-ра по-сегодняшнему) превратить средство в цель . Именно в этом символический смысл его ползания на брюхе. Слияние с дорогой («путём всея Земли»). Ужас промаха первого человека в том, что его потомки (мы с вами) смешивают себя со средством — выбором, а далее в зависимости от своего духовного уровня с телом, этим миром, жизнью, личностью, душой, характером и т. д. и т. п. А отождествление иначе самоопределение чревато Утратой с большой буквы! Ведь единственное, имеющее смысл подобие (олицетворение) человека — это Всевышний.
Вкусив преждевременно (до наступления духовной целостности-шабата) плоды соединения Добра и Зла, человек оказался в состоянии соединённости (слияния, смешения) со Средством-путём, то есть, по-другому, впустил в себя Змея, который с тех пор обращается к человеку коротко («на короткой ноге»): «Я хочу!» А как же отказать самому себе?!
Как позитивно-исправляющий вывод из всего сказанного, я хочу вспомнить слова Михаила Михайловича Жванецкого, озвученные Аркадием Исааковичем Райкиным (смысл мой!): «И тогда я сказал себе: «Сигизмунд, не спеши себя отдавать, ты ещё не всё взял от жизни», —
или на языке мудрецов: «Живому на что жаловаться?»



Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Четверг, 11.08.2011, 01:31 | Сообщение # 11
Группа: Администраторы
Сообщений: 5311
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
«Разве сторож я брату моему?»

«И сказал Каин Ґевелю, брату своему,
и было, когда находились они в поле,
и восстал Каин на hевеля, и убил его»
Бе-рейшит, 4 : 8


История первого, во всех смыслах, братоубийства (первые на Земле люди, первые братья, первое убийство и первое братоубийство!) вполне невероятна! И лаконичность Пятикнижия её только подчёркивает. Множество людей из всех эпох домысливали мотив и психологические портреты первого убийцы и первой жертвы. Но мы, верные себе и еврейской традиции, вновь используем совет: «Зри в корень!».
Дело в том, что простой перевод имени Ґевель — Пар, заставляет усомниться в реалистичности картин, нарисованных нашим (человеческим) воображением. Согласитесь, что для имени человека — Пар, немного воздушнее и рассеяннее допустимого. Имя же Каин, образованное от корня «ликнот, киньян —приобретать, приобретение», означающее Имущий, увеличивает наше сомнение в допустимости картинок, проецируемых нашим неудовлетворённым желанием справедливости на наше сознание: вдали от свидетелей, в поле Каин заносит руку с камнем, или накидывает верёвку-удавку, или предательски толкает…
Простите, но ведь они одни на всей Земле, а, следовательно, причём тут поле? И потом, имена братьев – Имущий и Пар, как-то не вяжутся, уж извините, с бородатой физиономией коренастого землепашца и простодушной, немного веснусчатой беспечного пастуха.
Но тогда, спросите вы, о чём же рассказывает Тора в этой истории? О двух возможных путях развития человечества, конечно, отцами которого могли стать, но не стали Каин-Имущий и Ґевель-Пар. Столкновение возвышенного и земного впервые произошедшее — вот о чём повествует Пятикнижие. Изначально заложенное в адама противоречие — адама-земля, почва против адамэ — сходство, — желание походить на Всевышнего, нашло своё крайнее (первое) выражение.

История Каина и Ґевеля — это объяснение невозможности исключительно материального или строго духовного пути для человека и человечества. Убирание духовности — Ґевеля, нивелирует и делает бессмысленным существование Каина. Именно об этом говорит Всевышний, определяя результат поступка Каина: «Двигающимся и скитающимся будешь ты на Земле». Каин – Имущий не сможет более владеть ничем земным, материальным. Земля, из которой: «вопиет кровь брата твоего» никогда более не подчинится его власти и будет отторгать Имущего, лишившегося стремления ввысь.


Шет, и Гог, и Магог



Рождение третьего сына Адама и Хавы — Шета (Шет сходно с «таштит» — «фундамент») определяет дальнейший ход истории. Его фундаментальность связана с синтезом материального и духовного и является выходом из тупика, который создали первые братья нежеланием уступки друг другу в сторону альтернативного пути.
Местоположение «в поле» позволяет объяснить способ убийства. Внутреннее значение этого термина в Торе — внешнее, сугубо материальное. Как в характеристике Эйсава — «человек поля», — противоположной определению Яакова — «человек шатров», — внутренний. И если мы вспомним (apropo, Эйсав и Яаков), что первенец — источник энергии (имеет двойную долю) для своих младших братьев, чья замена на коґенов будет лишь после «золотого тельца», то картина убийства станет полной. Каин «затащил» брата на «свою территорию», отнял у него возможность существования в духовной плоскости, перестал снабжать его жизненной энергией. Короче, «нет муки, нет Торы» — вот схема уничтожения Имущим Пара.
В заключение несколько слов о ближайшем будущем. Мудрецы Кабалы идентифицируют северного Гога и южного Магога с Эйсавом и Ишмаэлем, соответственно. Определяя при этом первого как «уклониста» в материальную область («левая линия» в терминах Кабалы), а второго — в духовное, внутреннее («правая линия» в Кабале), их неминуемое столкновение в конце времён, будет замыканием круга Истории, исходной точкой которого были Каин и Ґевель. Появление Шета («средней линии») тождественно окончательной победе Исраэля — Торы в нашем мире, через взаимоисключение Западной цивилизации, ориентированной на материальный успех — Исламом, ориентированном на внутреннюю силу, способность подчинять реальность своим желаниям.
Эйсав означает Сделанный, а Ишмаэль — Тот, кого слышит Всевышний, то есть не знающий преграды своим желаниям. По определению Пятикнижия Ишмаэль — «дикарь-человек», то есть, во-первых, дикарь и лишь, во-вторых, - человек. Война между внешней успешностью и внутренней силой и властностью будет последней из войн и окончательно решит конфликт между Каином и Ґевелем… в пользу Шета!



Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
Форум » Книги р.Гитика » Путешествие по недельным главам » Берейшит (В путь далёкий собираясь...)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: