Воскресенье, 09.08.2020, 05:11
Если Сегодня как Вчера - зачем Завтра?

Профессиональный подход к жизни -
авторская программа дистанционного обучения р. Менахема-Михаеля Гитика
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, ГостьRSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Видеоуроки рава М.М.Гитика » Путешествие по еврейскому календарю » Праздник 9 ава (Урок в суке 2019)
Праздник 9 ава
МеламориДата: Четверг, 28.11.2019, 18:45 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 925
Награды: 20
Репутация: 10
Статус: Offline
Для пользователей мобильных устройств для просмотра перейти на YouTube по этой ссылке



Для пользователей мобильных устройств для просмотра перейти на YouTube по этой ссылке

YaelДата: Среда, 29.07.2020, 18:20 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 4366
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Праздник 9 ава (октябрь 2019г)


Распечатка урока


Мучительный позор


Мы начинаем урок, в чьем названии, собственно, уже звучит и вопрос. И то, что в конечном итоге, с моей точки зрения, сделает этот урок таким важным внутри пятого года учёбы. Напоминаю, что пятый год учебы тем и отличается от четвертого, что, неожиданно для меня, я начинаю понимать какие-то вещи о себе и о мире. Это ответы на вопросы, которых у меня вообще-то еще и не было. Потому что вопросы о нахождении в нашей жизни Богдана Хмельницкого или Ивана Грозного, они как-то были всегда для меня запредельными, и я, в общем, никогда не рассчитывал, что у меня появится конструктивный ответ на вопрос о смысле сверхмучений. В данном случае называется наш урок «Праздник 9 ава». И, понятно, что это название парадоксальное, потому что не может самый траурный день быть праздником. Ответ: если речь идёт о евреях, то может быть всё.

И праздник 9 ава, первая ассоциация, и так я всегда представлял этот праздник. Помните, я всегда акцентировался на том, что во второй половине дня 9 ава мы уже не сидим низко, и что еврейские хозяйки, ашкеназские, по крайней мере, начинают прибирать в доме. То есть я всё время гнул, как и многие другие, вопреки тому, что вы сейчас услышите, линию оптимистической трагедии. То есть я всегда подчёркивал и собираюсь сейчас от этого отказаться, ну, в чём-то с гордостью, что, слава Б-гу, мы сейчас говорим о совершенно другом уровне, речь не идёт об оптимистической трагедии, речь идёт о празднике 9 ава, ибо ґалаха, наш еврейский сухой закон, просто сухой закон – это моэд.

Снова, мы не говорим о том, что сказал пророк Ирмияґу в книге «Эйха»: Кара алай моэд лишбор бахурай, что в переводе означает – «назначил мне встречу поломать юношей моих». Моэд – праздник, встреча, учили, что есть три названия для праздников: есть, конечно же регель, есть хаг и есть моэд. Моэд – самый высокий – встреча со Вс-вышним. Нет, понятно, что и регель, и хаг – тоже встреча, но это вот как бы самый высокий уровень, без объяснений сейчас, есть целый урок на эту тему. Кара алай моэд лишбор бахурай. Понимаете? Поломать наших юношей? Назначил мне (буквально) встречу поломать наших юношей. Ну, простите, где логика? Это пророк. И пророку можно многое простить, как вы помните, в «Эре Машиаха» со ссылкой как бы при первом непонимании рава Моше бен Маймона сказали – ну, метафора, ну, образ такой, ну, пророки, в конце концов. Хотя книга, в общем, не пророческая, но всё-таки есть мнение, что и пророческая. Мы-то говорим всегда, что это руах акодеш, но есть мнение, что и пророческая. Ну, он пророк в любом случае – Ирмияґу.

Таким образом, мудрецы на уровне ґалахи утвердили это – каждый 9 ава мы не говорим «Таханун». Не потому, что родился Машиах, не потому, что будет Третий Храм, а потому что это моэд – ґалаха. Моэд. Теперь, простите, и вот это уже наш вопрос. Нет, когда оптимистическая трагедия, то даже те, кто не знает ассоциации, прекрасно понимают, о чём идёт речь. Что вот здесь, вот здесь вот заложены зёрнышки нашего избавления. Вот в этом ужасающем разрушении. Но речь идёт совершенно не об этом. Потому что ежели бы дело обстояло бы так, то, извините, ґалаха не называла бы это праздником. 9 ава не может, он будущий! Но не сейчас. Вопрос понятен.

Следующий вопрос, и как всегда урок построен – рав Моше Шапиро – автор вопросов, автор ответов и вообще автор всего урока, я только соавтор. И как всегда все огрехи на мне, ответственность. Следующий вопрос, и последний из вопросов выведет нас к началу ответов и так далее, как говорят программисты – по рекурсии. Как мы знаем из трактата «Йома» и из трактата «Гитин», 56 страница, который мы когда-то читали в «Трёх китах», что народы мира порадовались в этот день за наш счет. Начнём с первого эпизода, из трактата «Йома», у меня здесь все ходы записаны, 54В. Говорит Рейш Лакиш, что когда наши неродные вавилоняне заходят в «Кодеш ґакодашим», то, помните, что они там видят, и выносят на рынок и показывают всем? Я извиняюсь за грубое слово, совокупляющихся херувимов. Почему я использую такое грубое слово? Ответ: чтобы подчеркнуть, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Во-первых, у херувимов, простите, нет нижней части тела, вот при всём желании, и вообще никаких даже вторичных половых признаков – ну, это херувимы, ну, они же детки! Или я чего-то не понимаю? Ответ: конечно, не понимаю, потому что, извините, ещё при царе Хизкияґу всё содержимое «Кодеш ґакодашим» было захоронено. И «Кодеш ґакодашим» был пустой. И что мне рассказывают?

Короче, продолжает Рейш Лакиш. Вытащили это дело на рынок, и все показывали пальцами и говорили – вот вам Израиль, народ, чьё благословение делает благословленным, а его проклинающий будет проклят. И вы понимаете, чему они поклоняются, и что у них там сокровенное. И специально добавляют ещё мудрецы, что дело-то было когда – Вавилон, разрушение Храма, V век, по нашей традиции, до христианской эры, и ещё свежо было не предание о потопе и о его причине. И люди, народы мира, люди доброй воли в результате потопа сказали, что «говори, что с этим делом мы покончили давно». А тут у евреев! Исроэл! Для чего я всё это так усугубляю, чтобы подчеркнуть, что, конечно же, речь идёт об идеях, и, конечно же, не надо себе ничего такого представлять, потому что, вообще-то, там было пусто. Но мудрецы явно хотят что-то сказать. В особенности, если мы вспомним ещё одну вещь. Помните эту большую, не обязательно волосатую, но обязательно большую обезьяну Тита Веспасиана, который бьёт себя, как обезьяна, в грудь. Помните, Тит Веспасиан, горящий Храм, тоже не куда-нибудь, а в «Кодеш ґакодашим» и мечом о парохет. И, помните, я специально подчеркнул уже из пехотинского прошлого, что кровь была артериальная, потому что била толчками. Ну, такое неслабое чудо – из, извините, бархатной, при всём уважении, занавески начинает толчками бить артериальная кровь. И тогда эта обезьяна бьёт себя и, помните, мне не хочется даже повторять, что оно кричит, что это существо вообще кричит насчёт убийства, сами понимаете кого.

А что я, собственно хочу сказать. Конечно, это одно и то же чудо. Во-первых, оно происходит в один и тот же день, во-вторых, в одном и том же месте, а, в-третьих, с одними и теми же обезьянами. Ну, там вавилонское происхождение, здесь римское, разницы, простите, нет. Я к чему? А вот теперь вопрос, вы понимаете, а зачем Вс-вышний чудо сделал? Причём это же чудо, простите, это же не нам Ничего себе, из бархатной, извините, толчками бьёт… Несуществующие херувимы несуществующими местами… Что это такое вообще? И чудо, чудо, чудо! Ну, лишних же не бывает, понятно.

Итак, у нас уже второй вопрос. Понятно, что он вытекает из первого, и он же приведёт нас к ответу на первый вопрос. Как понять эти чудеса? Что, Вс-вышний хотел нас опозорить? Ну, тоже как-то не понятно. Нас в этот момент режут. Ну, не гистологическими срезами, но достаточно мучительно. И нам, честно говоря, не до позора в этот момент. И что-то нам Вс-вышний хочет сказать. Что? Понятно, что нам, а не этим обезьянам. Следующий, последний вопрос, с которого мы понемножку начнём ответы. Причём у нас тут будут открытия, господа!..


Смысл сокрытия


Рав Моше Шапиро. Без эпиграфа, но зато с комментариями. Чтобы объяснить происходящее, мы отправляемся в ещё один трактат Талмуда, это уже трактат «Хагига», 5В, где раби Йеґошуа бен Ханания, мы говорим про период, по всей видимости, уже после разрушения Второго Храма, быть может, перед (не точно, не идентифицировал), но это вот поколение раби Акивы, не ученики. И римский дворец, и во дворце некий мин, обычно говорят – садукей, но, на самом деле, мы же знаем, что речь идёт, как сказал когда-то РаШИ, не помню, в каком трактате Талмуда, миним – это те, кто буквально трактуют мидраши, трактуют, понимают мидраши буквально. Вот это миним. Ну, хотите, пусть будет садукеем. И этот садукей делает жест. Приличный жест, чтоб вы ничего плохого не подумали. Я не могу вам его изобразить точно, но смысл, что Вс-вышний отвернул от вас Своё лицо. На что раби Йеґошуа бен Ханания показывает ему одной рукой, чтоб вы ничего плохого не подумали, ничего неприличного не было, и он ему жестом отвечает. После чего заканчивается всё хорошо для раби Йеґошуа и очень плохо для мина – его казнят. Потому что раби Йеґошуа объясняет его жест и свой жест, а тот ничего объяснить не может, в смысле, свой может, а раби Хананию – никак. Не понял раби Хананию, значит, глупый, а раз глупый, что ж ты вообще при, извините, императоре, какой-то жестикуляцией занимаешься?

Смысл же произошедшего? Говорит наш садукей или, хотите, буквально понимающий мидраши, что Вс-вышний отвернул от Израиля, от вас, он себя, видимо, не числит среди тогдашних евреев, отвернул Своё лицо. Ответ раби Йеґошуа бен Ханания – это, по сути, пророк Иешаяґу. У меня снова все ходы записаны. Бехоль-зот ло шев апо – и, тем не менее, не прекратил гневаться, ве од ядо нетуя – и ещё Его рука над нами. В том смысле, что вот эти ужасы, в которых мы уже находимся, и чтоб вы не думали, что Он уже всё закончил. Вот такой есть пасук у пророка Иешаяґу (9:17). Говорит вот такую страшную вещь. И, понятно, чем он ответил. То есть утверждение этого садукея было, что Вс-вышний отвернулся от вас, оставил вас, Он уже не с вами. И, обратите внимание, что это в ракурсе того, о чём мы говорим, что на самом деле, что нас же ещё такие ждут ужасы. Подождите, так, может, лучше было бы, чтоб Он нас оставил? Потому что нам что, мало этих ужасов? Подождите, нам мало Катастрофы европейского еврейства, ещё нужна война Гога и Магога? С меня хватило, простите, я не хочу даже продолжать.
О чём идёт речь, почему это ответ? И тут начинается высший пилотаж, то, что я для себя всегда называю высший пилотаж. Это когда мы берём ґалаху обычную, израильскую нашу ґалаху, и обнаруживаем внутри ґалахи глобальную идею. Ну, помните мой любимый пример, это когда папа с мамой, если они еврейского происхождения, сколько должны о своём заботиться чаде? И, помните, вместо того, чтобы ответить по-человечески – конечно, всю жизнь, отвечают: шесть лет обязаны. И, помните, мы объясняем, что Родитель с большой буквы, и шесть тысяч лет, и воздух нам дают, и всё нам дают. И те, кто не научатся к седьмому тысячелетию быть йеґудим – немножко благодарным, работа у нас такая – научиться благодарить, благодарить не потому, что видим, а потому что понимаем. Помните, галутная благодарность? И всё, что мы учили по этому поводу.

Так вот, здесь ровно тот самый случай. Ґалаха. Представьте себе, проходя мимо наших мусорных баков, как и во всём мире, вы могли бы увидеть стул, например. Возле мусорных баков стоит стул. Ваши действия, если он вам нужен? Брать можно или нельзя? Ответ: конечно, можно, это ґэфкер. Это никому не нужный стул, он не разломан, потому его не бросили в мусорный бак, а поставили рядом. Нужно – берите. Вопросы есть? Но если вы идёте по улице и не на голову, не дай Б-г, но где-то неподалёку от вас с крыши падает стул. Причём вместо того, чтобы разлететься – цел! Оказывается, мастер Гамбс сделал, представляете? Ну, вот такой стул, не разлетелся. Можно брать? Нельзя брать?

Слушатель: Нельзя.
Лектор: Почему нельзя в смысле ґалахи? Он хотел его разбить!
Слушатель: А потому что он хотел его разбить, а он не разбился.

Лектор: Нет-нет, сейчас объясню. Ни о какой случайности речи быть не может. Вы видите человека, который сидит на балконе. Не с десятого этажа, со второго этажа вот так стул швыряет. Вот так имеется в виду. Нет, не имеется в виду, что он случайно упал с десятого этажа, это не рояль в кустах. Сейчас не важно, по какой причине, например, хотел досадить своей жене.

Господа, ещё раз. Ґалаха говорит, что, конечно же, этот стул, он остался целёхонек, он хорошо сделан, и он как раз вам очень в хозяйстве пригодится – его брать нельзя. А почему? Почему ґалаха? Потому что он своё желание не исполнил. Вы понимаете, о чём идёт речь? Он его хотел разбить, но нет, так он ещё придёт добавить! А вот это уже ґалаха, вот это уже говорит Йосеф Дов Соловейчик, объясняя эту ґалаху. Понимаете, почему такой стул, который хозяин явно хотел разрушить, но не разрушил, не вышел из принадлежности хозяина, его вырастившего. Так пусть люди воспользуются! Ну, чем плохо? Ответ: нет.

Я хочу напомнить ещё одну удивительную ґалаху. Эдим зомемим. То есть вот эти свидетели не просто клевещущие, но они зомемим, то есть они хотят что-то плохое привнести. Ну, это лжесвидетельствующие свидетели. И помните удивительный закон, что если по их лжесвидетельству казнят, и приходят другие свидетели, которые показывают, что они были лжесвидетели, то им кара только небесная, на земле им ничего. Но если ещё не успели казнить по их клевете, и пришли свидетели, которые говорят, что они не могли, потому что мы их видели в другом месте в это время. Ну, то есть они лжесвидетели, то им применяют тот вид казни, который они злоумышляли. Почему? Где логика? Они же не успели, слава Б-гу! Хэппи-энд, спасли от их поклёпов. А в том случае казнили, так вот их бы за это! Почему, помните? Вот эта страшная разрушительная эмоция в сердце. Вот пока она есть – да, а когда нет – то на нет уже небесный суд.

Так вот, господа, в этой ґалахе присутствует то же самое. Почему между мужем и женой лучше не влезать? Ну, я вам из жизненного опыта советую. Снова, есть израильский замечательный совершенно скетч «А гашаш а Хивер», где он и она начинают перебрасываться нелестными эпитетами. То есть, типа, крокодил, отзыв – макака. А тот, кто их перевозит, Феликс Ґэликоптер, который, помните парит… Ну, я как-то приводил этот скетч, знаменитый такой скетч. Он говорит: шимпанза. И когда муж говорит ему: «Что ты вмешиваешься?» Он говорит: «А я думал, вы играете в названия животных». Между мужем и женой, господа, не надо лезть. Почему? Не потому, что они сами разберутся. Нет, когда с ножом или со сковородкой – обязаны вмешаться. Но я имею в виду, когда они перебрасываются нелестными эпитетами, не надо между ними влезать. Понимаете, когда они помирятся, вы же ещё и виноваты будете. И, помните, наш Аарон, старшой брат нашего учителя Моше, вот он как раз туда и влезал. Но он же ненормальный, а мы, не слава Б-гу, нормальные.

Для чего я сейчас всё это вспоминаю? Чтобы объяснить, что, собственно, показал, показав ему руку вот так, что ему показал раби Йеґошуа бен Ханания, вот этому не нашему человеку. Он ему показал, что Вс-вышний, допустивший эти ужасы – что это ещё не всё. И тогда тот самый вопрос, с которого мы начали: и чему тут радоваться, я не понял, что это ещё не всё? Но вот здесь уже есть ответ: тому, что, хотя это ещё не всё, но, понимаете, это свара мужа и жены. Ну, так получилось, что мы оказались в роли жены Вс-вышнего и вели себя, как известно, не самым лучшим образом. Без объяснений. Дальше. И дальше «гнев Вс-вышнего не прошёл», – говорит Йешаяґу. Гнев Вс-вышнего не прошёл, а, следовательно, связь не разрушена. Там, где гнев, там неравнодушие. Ну, я сейчас не лезу в семейные дрязги, я всего лишь пытаюсь сказать, что ґалаха – это начало ответа. Сейчас увидите, ответ будет не такой, как вы себе представляли. Но начало ответа получается следующим: оказывается, сам по себе, вот этот ужас происходящего не является, не дай Б-г, свидетельством – чего – прекращения связи между Вс-вышним и Израилем, между Вс-вышним, как мужем, и Израилем – женой. Но сейчас скажем чуть больше.


«Ихнее» и наше


Я никогда не замечал у рава Моше Шапиро, что никакой разницы между вавилонянами и римлянами нет. В каком контексте разница? Что и те, и другие что начали кричать? Ну, этот, обезьяна Тит – понятно, а те кричали, что у-у-у, мы-то думали, что Израиль у-у-у! Руссо туристо облико морале. А на самом деле вы посмотрите – «Кодеш ґакодашим», что у них там! И, понимаете, за что я благодарю рава Моше Шапиро? Я-то всегда это как понимал – как чудо для Израиля. Но я же забываю о величии Вс-вышнего – чудо-то для Израиля, но и остальные тут при чём! А кто такие здесь вавилоняне, вот этот греческий хор, который всё это объясняет? Что здесь происходит? В чём смысл этого чуда? И для Израиля, и для неизраиля? Потому что если мы поймём, в чём смысл чуда для неизраиля, для этой не обязательно волосатой, но обязательно обезьяны Тита, вот в чём смысл для него? Ведь для него это тоже чудо, он же не идиот, согласитесь! Ну, на секундочку, римский полководец, сын императора и сам – будущий император. Положение обязывает.

Что он понял, говорят нам мудрецы, зачем Вс-вышний это делает? Нет, это для нас, я понимаю, но и для них же тоже, Вс-вышний же абсолютен. И расположение атомов во вселенной тоже не случайно, всё учтено. Ну, какой смысл вавилонянам показывать вот этих самых несуществующих херувимов в невозможных позах, для чего? Чтобы они что почерпнули из этого, какой вывод сделали? Э, а мы-то думали про вас, а вы-то на самом деле! А зачем? А какую цель Вс-вышний преследует этим? Ведь понимаете, снова, там мудрецы идею передают. Я не знаю, как выглядят там события, мы же сказали, что «Кодеш ґакодашим» вообще был пустой. Ну и? И вот здесь говорит рав Моше Шапиро невероятную вещь. Понимаете, господа, я всегда акцентировался, как, наверное, и вы, как и все, на себе любимом, на Израиле, а ведь не надо пренебрегать народами мира. Семьдесят цивилизаций, господа, это не шутки, вы же помните другой урок пятого года учёбы про десять благословений Ицхака. И, помните, работа у них такая. А почему у них работа такая? И потом, что это за работа ужасная? Ну, почему надо обязательно резать евреев? Ну, хорошо, это вопрос Вс-вышнему, почему надо резать. Но почему у них-то работа такая? Мы сказали: они – альтернатива, они – альтернатива божественности. То есть это для выбора.

Так вот, я не буду сейчас про товарища Гитлера, но давайте вспомним наших христиан, наших братьев по папе, по маме братьев, ну, в смысле, и от Ицхака, и от Ривки. Сын матери. Если придёт к тебе сын матери твоей и такое начнёт нести йихнее. Они евреезаменители. На основании чего они пришли к этому выводу? Так Тит! Понимаете, Тит убил еврейского Б-га. А какой тогда Б-г? Тогда нееврейский, тогда общечеловеческий, наш родной, гуманитарный, ну, гуманный, ну, близкий к человеку, ну, гуманистический. Или мы не ґаманисты?

И вот это вот потрясающе. С этого начинается ответ. Понимаете, господа, рейшит гоим амалек. То есть? Сама идея народов мира, снова, я говорю о цивилизациях, я не говорю сейчас о людях, я совершенно, подчёркиваю, не говорю даже о нациях и культурах, помните, я говорю именно так, о самом глобальном – цивилизации, идея цивилизации, основная идея, она чрезвычайно проста – подменить Израиль. Ну, альтернатива. Что такое альтернатива? Ну, не чёрное, так белое – подменить. Вот что они, по сути делают. И это чудо играет на усиление их позиции. Сейчас увидим на нас, оно для нас, это чудо, неужели вы думаете, что есть две истины? Но для них же оно тоже играет, это чудо. И потому так важна эта обезьяна, и вавилоняне, которые кричат: «А-а-а, знаем, видели теперь, что на самом деле эти облико морале, руссо туристо, а сами развратники».

Что делает Вс-вышний? Он делает тот жест, который делает садукей, тот, кто понимает всё буквально – а, отвернулся от вас! Это для них. Потому что для того, чтобы подменить Израиль, поймите, чтобы был Новый Израиль, нужно, чтобы мы стали старые пархатые жиды. Ну, чтобы Москва, извините, превратилась в Старые Васюки, Васюки должны стать Нью-Москва. Одно без другого не бывает. И я всегда не понимал. Потому что понятно, что всё для нас, что всё ради Израиля, я всегда не обращал внимания до рава Моше Шапиро, а они-то как здесь при чём? Они же, между прочим, тоже цивилизация, они же тоже, извините, с идеями существуют. Нет, есть товарищ Гитлер, который как бы воинствующий атеист. Но это уровень Тита. Ему не нужен Вс-вышний, и он, соответственно, не нуждается в духовности в этом мире, убрать евреев – и всё будет в ажуре, потому что евреи – тот переменный фактор, который нельзя никак учесть. А когда этот фактор нельзя учесть, от него надо избавиться. Но христиане в этом смысле и вавилоняне, все цивилизации существуют как альтернатива. Господа, понимаете, что такое альтернатива? Теперь я уже понимаю. Альтернатива – это замена, это подмена, это вместо. Более всего нам это, конечно, ассоциируется через историю, которую мы знаем, с христианской цивилизацией, которая просто Новый Израиль.

Понимаете, это нужно по-другому смотреть на наших тоже братьев, но, слава Б-гу, сводных – ишмаэльтян, которые говорят, что мечеть на горе Мориа стоит семь тысяч лет, а Храма никогда не было. Никогда не было. И Синайское откровение было не с нами – с ними. Понимаете, это Амалек, это рейшит гоим, это замысел Вс-вышнего в отношении народов мира. Вопросы до сих, потому что сейчас мы начнём по рекурсии возвращаться. Вас ещё ждут такие неожиданности, что я вам даже немножко завидую, потому что вы-то услышите это в первый раз.


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
YaelДата: Среда, 29.07.2020, 18:47 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 4366
Награды: 33
Репутация: 13
Статус: Offline
Вопросы и ответы


Вопрос: Очень многие идеи мы уже проговаривали.
Ответ: Вообще очень многие идеи нам известны из классики.

Вопрос: А им-то зачем это нужно?
Ответ: Как это? Ну, цивилизация – это идея, это не культура, это выше культуры. Ещё раз, есть латинское слово «культура», но римская – цивилизация. Римская цивилизация – она над латинской культурой, потому что латинская культура – это некая нация. Есть общая идея, а общая идея в данном случае – подменить Израиль. А чем подменить? Для того чтобы подменить Израиль надо его либо отменить, то есть Б-га нет и Израиля нет – это Гитлер, но ежели мы говорим про вавилонян, то облико морале руссо туристо, а тут разврат. Мы-то думали, что они благословенны, и те, кто их проклинает – прокляты. А что оказалось?

Вопрос: Я не это имею в виду. Еврейская работа – раскрыть Вс-вышнего. А мы учили, что идолопоклонство, и когда вот этот телец, то себя во главу угла. Потому что мне кажется, вот это, так сказать, то, должно быть.
Ответ: Да, но сейчас мы к этому добавили невероятную вещь. Что это идолопоклонство никогда не было работой на идолов. На себя и на своего бога. То есть то, что видят вавилоняне: что евреи неугодны, а они – наоборот. Вот и всё. И нет никакой разницы между вавилонянами, греками и прочими христианами.

Вопрос: Мы говорим о народе, мы не говорим о том, что, наверняка, были единицы, которые…
Ответ: Мы говорим про Израиль сейчас. Мы вообще никоим образом ни на какие личности не переходим. И с той стороны мы не говорим про обезьяну Тита, мы говорим, конечно же, про Рим или про Вавилон. Мы говорим о семидесяти народах мира – неоперабельные случаи. Это вообще неоперабельный случай. Почему? Работа у них такая, это их функция. Понятно, что у каждого человека есть выбор. И племянник Адриана Элия, величайшего ненавистника, на секундочку, сделал гиюр. Мы говорим сейчас вообще не о людях и даже не о культурах и нациях, мы говорим вообще о глобальности – цивилизации. А задача цивилизации – подменять евреев, Израиль. Снова, не евреев – Израиль как идею в этом мире. А если, как в случае Гитлера, Б-га нет, так и Израиля нет. А нафиг тогда этот Израиль? Вообще только дестабилизирующий фактор. Из-за этого никакие нормальные научные прогнозы, из-за этого Израиля, невозможны. Поэтому надо его исключить.

Вопрос: А почему рейшит гоим амалек?
Ответ: Это замысел Вс-вышнего. Замысел Вс-вышнего, что есть Израиль, а есть Амалек. И это не просто две взаимоисключающие, как я всегда думал, вещи, это взаимозаменяющие вещи. Вот если не Израиль, то кто «путьуказующие»? А что же, а как же жить тогда? Ну, как жить в этом мире без Израиля? Ответ: элементарно – можно быть христианами, можно быть мусульманами, можно дзен-буддистами, ради Б-га.

Вопрос: Но это же не Амалек?
Ответ: Кто сказал? Вот это то, что сегодня мы выучили – что это таки да, Амалек. Нет, не конкретный дзен-буддист, не дай Б-г. Что мы говорим о цивилизациях. Семьдесят цивилизаций существовали за время этой истории и сегодня. И все они несут идею подмены Израиля, и все они вытекают из идеи Амалека. Функция у них такая. Это не значит, что все они нас обязательно резали, убивали и так далее. Но это значит, что все они вместо нас. Ну, дзен-буддисты, вроде бы, нас как-то «не чіпали», но, очевиднейшим образом, они, тем не менее, являются альтернативой в духовном плане.

Вопрос: Ну, тут всё понятно: нет евреев – нет Б-га.
Ответ: Это вариант Гитлера, да. Только там, наоборот: нет Б-га – нет евреев.

Вопрос: А если они вместо евреев, значит, они хотят взять на себя функцию евреев?
Ответ: Конечно! Стопроцентно они этого хотят. Они и есть евреи! Я же не просто говорю про Новый Израиль, и ишмаэльтяне, которые говорят, что Синайское откровение было с ними, а не с евреями.

Вопрос: А они выполняют Тору?
Ответ: Какую Тору? Тора – это извращённый Коран! Или мы не мусульмане? Нет, Гитлер – понятно, ему мешает не Тора, потому что Торы нет. Ему мешают вот эти вот носители совести.

Вопрос: Но христиане же говорят, что Б-г есть?
Ответ: Несомненно, но Новый Завет. Вы что? Есть Старый договор, а это исправленный. Ну, порвал Вс-вышний, повернулся Вс-вышний, понимаете, что сказал этот самый садукей, он же, по совместительству, трактующий буквально мидраш.

Вопрос: Ну, это же далеко ходить не нужно, это же идея Гитлера: нет Б-га – нет евреев. Не удалось реализовать. Вторая мировая война со всеми вытекающими последствиями. Результат: сегодня Германия является всё равно лидирующей страной, лидер Евросоюза, и как квинтэссенция этого – праздник всех церквей. Б-га как не было, так и нет.
Ответ: Окей, хороший пример, но мне он никак.
Ещё раз, господа, мы с вами вышли в самый-самый низ и в самом низу обнаружили, естественно, Амалека. И сейчас, опираясь на Амалека, мы начнём возвращаться к нашему вопросу.

Вопрос: Вот как вы объяснили, получается, что всё, что не евреи – Амалек.
Ответ: На уровне идей – естественно. Всё, что есть альтернатива Израилю – есть Амалек на уровне идей. Вот буддизм условный, я не хочу брать японцев, но поверьте, что японцы, если бы было нужно, этих евреев гистологическими срезами бы нарезали. Что такое японцы, вам не нужно объяснять, а также корейцы и китайцы. Кто просто не знает, господа, слово «некитаец», например, японец или кореец, по-китайски означает варвар, потому что любой некитаец – это, понятно, не человек. Так что Гитлер как нацист вообще отдыхает по сравнению с восточными нашими заместителями.
Мы о чём? Они, конечно же, альтернатива, пусть духовная альтернатива, то есть они нас не резали, слава Б-гу, не дошло, может, ещё и дойдёт, я же не знаю. Давайте, даст Б-г, доживём и всё увидим. К чему мы пришли?

Вопрос: В том смысле, что это как бы определение, что духовный Амалек – это…
Ответ: Семьдесят цивилизаций этого мира – альтернативы Израилю, то есть реализация функции Амалека в материальном или в духовном смысле. Это неоперабельно, и потому цивилизации мы не будем исправлять. Их гибель предрешена – ровно это и есть гибель Амалека. Гибель Амалека – это необязательно представлять себе какие-то трупы (помните, семьдесят пять тысяч трупов в Персии, как сейчас помню), это именно гибель цивилизаций. И тех, которые уже исчезли – они тоже исчезнут, потому что они же остались как-то в памяти. Не культур, снова, господа, я не их имею в виду, я имею в виду именно идеи.

Вопрос: Иными словами, гибель не людей, а идеи, её несущую.
Ответ: Понятно, что и носители этих идей исчезнут, те, кто растворены в этой идее, исчезнут. Так же как в Египте, помните, кто погиб? Первенцы. Что первенцы? Ответ мы объяснили. Остальные были не лучше, но ушли первенцы. Господа, всё это было для чего? Всё это был спуск в самый низ, чтобы обнаружить удивительную вещь – но чудо-то было ради Израиля. Чудо было ради Израиля! То, что мы сейчас объясняли про все эти цивилизации – «побочный эффект». Понятно, что он не побочный, понятно, что это Вс-вышний всё задумал. Но, в конце концов, господа, когда ослица открывает уста, то, поверьте, что это не для Бильама, поверьте, что это, во-первых, для нас.

Вопрос: Я не совсем понял, а почему первенцы – самые главные носители идеи цивилизационной?
Ответ: Нет, египетской цивилизационной идеи главные носители – первенцы. Они были растворены, потому что, как мы помним, движение по кругу очень-очень депрессивное, и потому выбирали точку отсчёта – первенцев. И в результате они оказались крайними. В круге обычно нет крайних. Первых, помните, нет и отстающих, бег на месте общепримиряющий.

Вопрос: Но это же наш выбор, какую точку считать первой?
Ответ: Да, они выбрали, за выбор надо платить. Делайте ваши ставки. А иначе плакали ваши денежки.
Ещё раз, мы возвращаемся из самой нижней точки, начинаем возвращаться по рекурсии. И это возвращение – ответы на все изначальные вопросы. То есть каждая деталь меня просто убивает в этом уроке, прошу прощения. Как вы знаете, двадцать шесть противопоставлений делает наш уважаемый «Коґелет», праздник Сукот, будем читать Шмини Ацерет, будем читать книгу «Коґелет». И, помните, я исправлял наших, мягко выражаясь, переводчиков: «Время жить и время умирать». В оригинале, конечно, сказано: время рождаться и время умирать. И мы даже выяснили, что не время, а слово «эт»: лаледет ве-эт ламут. Слово «эт» надо переводить как период. «Период рождаться и период умирать».

Теперь, господа, каждому ясно, можете посмотреть все эти двадцать шесть (ну, числовое значение четырёхбуквенного имени Вс-вышнего), что все эти двадцать шесть противопоставлений – это описание всего сущего. Но есть здесь, если я не ошибаюсь, я ещё не посчитал, по-моему, двадцать седьмое. То есть эт линтоа ве-эт лаакор эт а-натуа – то есть время сажать и время выкорчёвывать. Понятно, что это два разных времени, это периоды. Вот есть период жизни, а есть период смерти, есть период рождения, а есть период умирания. Время разбрасывать камни и время их собирать. Это разные времена – это понятно? А как это синтаксически выражается нашим Шломо сыном Давида? Неопределённой формой глагола. То, что у вас в ульпане, помните, когда вы ходили в ульпан, называется инфинитив. Какое замечательное слово, одно из первых ивритских слов, которое я выучил. Ну, я не знал по-русски такого слова. Ну, неопределённая форма глагола – да, а вот инфинитив – это я выучил только в ульпане, на одном из самых первых уроков.

Мы говорим о чём. Там одно исключение, если не ошибаюсь, двадцать седьмое. Не по порядку, именно двадцать шесть в одном ключе, а оно из ряда вон: эт спед ве-эт ркод. Теперь, господа, это не то, что не инфинитив, это приказная форма единственного числа. Ркод – это танцуй. А спед – это говори надгробное слово. Причём, это приказ, это цивуй. Период надгробного слова – говори надгробное слово – и танцуй. И Виленский гаон, чтоб вы не сомневались, говорит, что это тот же самый период. И потому синтаксис поменялся, и мы говорим не о неопределённой, а о жёсткой форме. И даю всего один пример, у меня других нет. Это пример нашего Сулеймана ибн Дауда, мир с ними обоими. Господа, ведь, помните, много раз Гитик говорил со ссылкой на мудрецов, что когда мы здесь плачем, расставаясь с нашими близкими, помните, я всегда подчёркивал – а кому плохо? А как с точки зрения ушедшего? И ответ был однозначный. И здесь наш мудрейший из людей говорит совершенно интереснейшую вещь.

У меня всего один пример. Господа, ну как так может быть? Мультик «Фильм! Фильм! Фильм!» Те, кто не смотрели – посмотрите, господа, не пожалеете. Ну, помните, когда похоронная процессия, жених в гробу, в белых тапках, безутешная невеста за гробом. Пока понятно? И вердикт свыше: слишком грустно. И, помните, он, как чёртик из табакерки, выскакивает из гроба и сразу невесту, и всё, пошла свадебная процессия. Фильм! Ну, кино просто. Потому что есть период рожать, а есть период угасать, и они разделены. Тут же из-за чего комический эффект – что та же самая процессия, он выскакивает прямо из гроба, и всё.
Говорит Виленский гаон: это ведь одно и то же. То есть здесь надгробные слова, а там – танцы. Ну, помните «Бонця-молчальник»? Его, правда, смерть никто не заметил, но, по-хорошему, по ґалахе, должны были сказать и слово какое-то, а уж там-то, наверху, эти песни, пляски ангельские – это же Бонця-молчальник, извините, преставился. Кто не читал – почитайте, рассказ Ицхока Лейбуша Переца.

Вопрос: неразборчиво
Ответ: Господа, помните, что было позволено сказать одну-единственную вещь, кто здесь внизу – там наоборот. Важнейшая деталь, вы слышите, это не две разных, это одна и та же вещь. Просто взгляд снизу и взгляд сверху. И вот теперь у нас уже получается ответ. Ещё одна приятная неожиданность. Господа, маасе авот – симан ле-баним, и помните мои все последние уроки пятого года, они просто здесь, тупо на этом принципе, что всё, что происходит, помните, и в особенности у Яакова, ну, «Женский лик Хануки», когда мы видим, что произошедшее с Диной – это потом девственницам Израиля отзовётся, и так далее.

Ну, помните, три года восемь месяцев – право первой ночи. Что три года восемь месяцев? А почему не семь месяцев? И если вы думаете, что Гитик цепляется, так это не я, это мудрецы. Я их за язык не тянул, могли бы сказать четыре года или три с половиной года, что три года восемь месяцев, помните? Три года – это тридцать шесть, а восемь? Что такое тридцать шесть плюс восемь? Тридцать шесть ханукальных свечей плюс восемь свечей шамаша. И чтоб вы даже не сомневались. Вы понимаете, до какой степени? Ну, когда вы покупаете, сорок четыре свечи вы покупаете, можете посмотреть, на Хануку сейчас будете покупать, сколько там в пакете. А что сорок четыре? Ответ: арифметическая прогрессия. Сначала один, потом два. И каждый день ещё отдельно идёт шамаш. Итого тридцать шесть плюс восемь. И нет, чтоб по-человечески, сорок четыре, нет – три года восемь месяцев. И ровно через три года восемь месяцев наша Хана, есть мнение – Юдит бат Мататияґу – разоблачается при всём честном народе. И всё, что мы учили по этому поводу – на хупу приходит и такое делает, что лучше не надо. И когда её собираются немножечко призвать к ответу, помните, что она говорит? Что, я вас чем-то побеспокоила? Вас моя обнажённость как-то вот напрягает? А то, что по праву первой ночи, мне сейчас к этому греку идти – это вас не беспокоит? И начинается восстание Макавеев. Чем оно заканчивается, мы знаем. Мы здесь сидим, слава Б-гу, а этих греков, слава Б-гу, уже давным-давно нет и, дай Б-г, скоро совсем не будет. Потому что цивилизациям ещё предстоит исчезнуть, в духовном смысле, потому что окажется, что это был кошмар. Вот как Гитлер был кошмар, так и они были кошмаром.


Две стороны одного Целого


Понятно, чем я буду завершать этот урок? Я же переведу стрелки на себя и на вас. Итак, мы поднимаемся ещё на одну ступеньку с помощью невероятного комментария рава Моше Шапиро. Как вы помните, встреча у источника. Место встречи изменить нельзя – понятно, колодец. Есть просто замечательная пародия. Такой франтоватый, по моде начала двадцатого столетия, жених, весь из себя, молоденький, естественно (а что ему 83 – кто считает?), Яаков и, понятно, Рахель, такая субтильная, субтильная. Надо было видеть – такая пародия была! Суть же в чём, помните? «Ва-ишак Яаков ле-Рахель – и поцеловал Яаков Рахель – ва-иса эт коло ва-йевк – и возвысил голос свой и плакал». Ну, фраза всем известная. Мидраш Танхума, недельная глава «Лех леха», почему-то он там появляется, я снова все ходы записал, 29:11, мидраш Танхума, недельная глава «Лех леха», и что они говорили? Нам хорошо известно: что Яаков видит, как неправильно восприняли потомка и плачет. И, помните, как восприняли окружающие? Ну, извините, молодой джигит восьмидесяти с небольшим, и целует?! А у них же, вы же помните, ещё со времён тех самых добиблейских, допотопных времён, сохранилось, что не надо при людях, потому что может потопом закончиться. Вот не надо все эти вещи. Где-то в кустах – другое дело, а так, чтоб прилюдно… Потому что один раз уже потопом закончилось, хватит. Это не я, мидраш Танхума.

Мидраш объясняет, почему они так восприняли, мол, что ж такое. Теперь сразу вопрос: а он это не понимает, как это воспримут? Что он делает? По-другому, мы уже не будем вспоминать мидраш. Это не Яаков, это Исраэль, понимаете, в этом контексте. Дальше, а Вс-вышний не понимал, как люди воспримут вот эту вот кровь толчками артериальную? Он не понимал, что эта обезьяна и ему подобные обезьяны будут кричать? Мы же пришли к самому-самому. К чему? Есть муж, и есть жена. И если жена поругана, то кто такой муж, я не понимаю? И основа всех основ, говорит рав Моше Шапиро, ве-шимха карата аль шмейну – мы не просто, мы Его имя. Как зовут Вс-вышнего? Ответ – Срулик.

Вопрос: Фамилия?
Ответ: Нет, имя. Фамилии никогда не было, ну нет в наших традициях фамилии. Срулик. И, понимаете, у Вс-вышнего нет другого имени. Теперь, понимаете, если этот Срулик стал пархатым жидом, простите, так кто стал пархатым жидом? У Вс-вышнего нет другого имени! Ну, хотите – это Его фамилия. И ежели вы эту фамилию с грязью, так понимаете, что вы с грязью смешали?! И для чего нам понадобился здесь Яаков-Исраэль? И «деяния отцов – знак сыновьям». Так же, как Яаков, и дальше у нас в уроке «Женский лик Хануки», о котором мы говорили сегодня, я там подробненько говорю, что именно Яаков, третий из праотцов, в нём история, потому что толдот Исраэль – это история Израиля, не Авраама, не Ицхака, даже не Яакова, это история Израиля. И потому именно в жизни Исраэля заложено ДНК Истории.

Например, рав Моше бен Маймон, помните, говорит: ну, нельзя считать, высчитывать конец, но давайте капельку сосчитаем. И он говорит совершенно конкретно. Что братья и Йосеф, помните, нехорошая была история, и Эдом начинается со свары братьев. Второй – Аристобулос, а первый слабохарактерный – Горканос. Два сына Шломцион а-Малька, Александры Саломеи, и Александра Янная. Мы переносимся в далёкий 69 год до христианской эры, и мама умирает и говорит им: «Ты, младший, будешь царём, а ты будешь первосвященником». А, помните, мир не без добрых людей, и они всё советуют. Кто-то был добрый очередной, Антипатр, имя такое. Я не придумал, это имя такое было – Антипатр. Сынок его, все знают, Ирод проклятый – это его сын. А до этого, помните, насильно заставили принять иудаизм. Не надо, господа, применять насилие, это очень дорого евреям обходится. Александр Яннай, мы-то ни при чём, он же убивал наших мудрецов, и Шимон бен Шетах просто спасся чудом – брат Саломеи Александры, она же – Шломцион.

И они, не помню, который из них, зовет Помпея. И Помпей приходит. Тот самый Гней Помпей, который потом будет побежден Цезарем. Но это будет потом, Юлий Цезарь. А пока он приходит и берёт штурмом и так далее, даже говорить не хочется. Просто двадцать один год длился галут Яакова. Двадцать один год из-за Йосефа Яаков ни жив, ни мёртв. Двадцать один год. И получается две тысячи сто лет, отнимайте где-то шестьдесят пять, шестьдесят семь. Но это рав Моше бен Маймон, это не Гитик.
Мы же возвращаемся к нашим баранам, и у нас получается ответ. Сейчас переведу стрелки на себя.

Вопрос: Секундочку, я не понял, вы как-то оборвали.
Ответ: Две тысячи сто лет – это вместо двадцати одного года. А, поскольку всё начинается непонятно когда, то ли 69-й, то ли 67-й, 65-й, есть мнение, или, может, 63-й, когда Гней Помпей уже берёт Иерусалим штурмом, и начинается уже правительство Рима сначала через Ирода. Короче, откуда считать, как всегда, непонятно, но плюс-минус понятно, где мы находимся. Нам ещё ночь простоять, как Гитик говорит, и день продержаться. И патроны есть, вы посмотрите, какие уроки, я просто удивлен. А вот стрелять – увы.

Так вот, господа, для чего я вспомнил рава Моше Шапиро, Яакова и Рахель? В чём идея поцелуя? Понятно, что этот поцелуй, так же, как объятия херувимов, они вообще не материальны. Это зивуг кидшу бариґу у-шхинта. Это соединение духовного и материального. Это всегда в Храме происходит, в «Кодеш ґакодашим». О чём мы говорим, господа? Вообще, как материальное, простите, с духовным соединяется? Ну, где материальное – и где духовное? Ну, вы вообще как это себе представляете? Ответ: А не представляйте себе, потому что это они представляют и с совокуплением херувимов, и с убийством титовского бога, и так далее.

Вопрос: Ну, и как они это смогли увидеть?
Ответ: Кто они? Пастухи? Пастухи увидели понятно, что. Э-э-э, – говорят, – понятно.

Вопрос: Как они это увидели? Если это состояние на грани?
Ответ: Ещё раз, когда Вс-вышний делает это чудо, Он же делает для нас, не для них. Но поскольку Вс-вышний абсолютен, это работает и на замысел, это позволяет гоям стать Новым Израилем. А как бы они иначе стали Новым Израилем, ежели бы евреи не стали бы, извините нести на нас?! Ну, и так далее, ишмаэльтяне и так далее. Ну, поймите, ну, хорошо, живёт этот Мухаммед, ну, эпилепсия у человека, я понимаю. Но так, чтобы стать мировой цивилизацией, наслушавшись каких-то евреев. Несомненно, не бесталанный, несомненно, но и при всём при том кое-что такое писал, что потом пришлось вымарывать, говорили как-то об этом. Помните, во всех библиотеках присутствует. Хиджра, помните, когда была? 622-й год. Какие-то плохие мы мусульмане, я прошу прощения, я не очень точно помню дату Хиджры. Вы понимаете, подходило тысячелетие, а Гуттенберг уже навредил всё, что только навредить мог этим мусульманам. И до сих пор во всех библиотеках, и в британской – Кораны, где чёрным по белому напечатано, сура такая, что ежели через тысячу лет всё, мною предречённое, не сбудется, значит, моё пророчество лживо. Я не шучу. Ну, и уже с 1601-го года, приблизительно, они стали это дело вымарывать. Ну, чтоб оно могло быть, вы понимаете, что должно было быть вот в том далёком седьмом столетии, кто такие должны были быть евреи? И, понятно, что евреи ошиблись, потому что если бы они не ошиблись, где они находятся, эти евреи? В грязи, в самом низу?

Так почему 9 ава – это праздник, если мы разобрались со смыслом этих чудес? Почему это праздник? Ответ – он тот самый. Понимаете, оказывается, есть события в этом мире помимо смерти. У меня нет других примеров, простите.

Что такое счастье? Иметь красивую жену. А что такое несчастье? Иметь такое счастье. Понимаете, это одна и та же вещь. То есть 9 ава – это праздник, господа. То есть как это? Вот это тотальное разрушение. Господа, это раскрытие Вс-вышнего в самом низу. Вот ниже уже не бывает. Понимаете, вот ниже этих обезьян, которые кричат, ну, хорошо, пастухов, которые подумали, ничего не кричали: ну, вот вам, вы понимаете, кто такой Израиль – ну, джигит, ну, девушку целует, горячий, что тут непонятного? Знак. Ваши вопросы.

Вопрос: Есть русская поговорка «Бьёт – значит, любит».
Ответ: Речь идёт не об этом. Тут немножко всё глубже. Здесь не бьёт, здесь имеется в виду немножко другое. Речь идёт о выборе. Выбор – очень жёсткая штука, просто очень. Я всегда знал, что она жёсткая, но что настолько жёсткая! Понимаете, чтобы был выбор на уровне цивилизации, вот это всё нужно. Это всё не просто так. Не просто так совокупляющиеся херувимы в их представлении или в представлении пастухов горячий джигит.

Вопрос: Но это заземляет. Еврейский народ заземляет Вс-вышнего.
Ответ: Это заземляет Вс-вышнего – причина. А, следовательно, господа, это следствие. Я сейчас вам говорю дифирамбы Израилю. Вы слышите? Израиль – это жена, первенец… Вот поверьте. И это просто замысел Вс-вышнего, иначе нет выбора. Иначе не могут существовать эти семьдесят цивилизаций. Понимаете, если не соединяется самое низкое с самым высоким – вот это праздник 9 ава. Понимаете ещё, что такое праздник 9 ава? Праздник 9 ава – это когда последние становятся первыми. Не когда, а в тот самый момент. Когда слава Вс-вышнего присутствует, простите, уже в грязи, уже измызганная – это значит, что происходит раскрытие Вс-вышнего.


Плохие чудеса

Понимаете, почему это чудо? Что такое чудо, господа? Давайте два слова всё-таки про чудо. Ответ: чудо, мы уже учили с вами, чудо – это нес. Что такое чудо? Когда наши мудрецы, прошёл годик, решают – так объявляем Хануку праздником или нет? Ну, не любое же чудо – праздник, простите. Сколько их, чудес ваших, вряд ли вы их все празднуете. Да вряд ли уже все и обнаружили. Короче, помните, мудрецы через год смотрят духовным зрением и видят, что всё вернулось, в смысле духовного изобилия, и говорят: значит, праздник. Ну, шана – это же повтор.

Господа, вы понимаете, что я вам говорю вслед за равом Моше Шапиро? Что 9 ава – это праздник. Нет, чудо было ужасное, но, оказывается, бывают ужасные чудеса, бывают плохие чудеса. Что значит, плохие? Это значит, что внутри, в самом-самом низу, это чудо. Ну, умер человек, ну, самый близкий нам на земле человек. И говорит: танцуй? Это ангелам – танцуй, это не нам – танцуй. Но это в тот же самый момент. Он ушёл из отсюда, он пришёл туда – это одно и то же событие, это не два события, это не период рожать и период угасать, ло эт лаледет ве-эт ламут. Нет, это эт спед ве-эт ркод. Понимаете, это сейчас происходит, это одно и то же, это не два разных. И в этом смысл чудес. Эти чудеса не дня них. То есть для них, конечно, без этого нет истории, без этого они не могут быть вместо нас, только благодаря этим чудесам они могут быть вместо нас, но это, во-первых, для нас, чтобы мы не отчаивались. Потому что я всё-таки переведу стрелки на себя и на вас. Господа, вы посмотрите на свою жизнь, на мою не надо – на мою я смотрю, а вы посмотрите на свою жизнь. И придите к выводу, что, как и у любого нормального человека, в вашей жизни превалирует несчастье, ну, в смысле, что нет счастья. Нет, есть счастье, но нет счастья. И вот там, где нет счастья, оно больше, чем там, где есть счастье. Выводы? А выводы, что там, где нет счастья, там тоже счастье.

Вопрос: А счастье – это хорошее настроение или что это?
Ответ: Радость. Хорошее настроение – мало, больше – это радость, это реальная радость. Вот у нас сегодня урок, с этого мы начнём, урок в суке будет, мы начнём тем, чем мы завершили в прошлом году. В прошлом году мы сказали, что нет большей радости, чем радость разрешённого сомнения, и всё, что из этого вытекало. Было совершенно замечательное для меня открытие. Помните, что я ещё в конце выяснил? Ну, я рассказал Савраньскому ребе, других слушателей не было, между Минхой и Маарив, а он удивлённо на меня смотрел и сказал: «А ты не слышал мой урок два года назад?» Я говорю: «Нет». То есть, по всей видимости, я пересказал те идеи, которые он тоже открыл.

Вопрос: Предвоспрос и вопрос. Я это понимал, но сегодня я услышал это произнесённое неевреями о том, что цивилизации зашли в тупик. Что нет никакого компромисса, нет никакой возможности решить вопрос так, чтобы сосуществовать дальше. Из этого вопрос. То, что сейчас идеи цивилизации дошли до ручки, это значит, что теперь добровольно приходим к выводу, что есть только одна идея, которая идея, а всё остальное было некоей декорацией?
Ответ: Ну, конечно же, весь исторический процесс – похороны всех человеческих идей, всех цивилизаций. Только в этом смысл исторического процесса. Их нужно было похоронить. Понимаете, нам – мне и вам, нужна наша с вами жизнь, чтобы похоронить все иллюзии, потому что истина открывается одним-единственным способом – просто убиранием иллюзий. Эти иллюзии, убирание иллюзий – чрезвычайно болезненный процесс. Или вы это понимаете хуже меня? Нет? Но вы говорили о глобальном, а я сейчас говорю и о нашей с вами жизни, потому что весь этот урок был про нас с вами, на самом деле. Не только про Израиль, но и про внутренний Израиль.

Вопрос: Было семьдесят цивилизаций, которые на уровне идей были альтернативой, это Амалек, нужны были они…
Ответ: Амалек в функциональном смысле, то есть идея этих цивилизаций – подмена Израиля, а это Амалек.

Вопрос: … и нужны они были для выбора.
Ответ: Они нужны для того, чтобы был выбор, чтоб нам жизнь малиной не казалась.

Вопрос: Кто выбирает? Мы – Израиль? Между чем и чем?
Ответ: Давайте повторим сказанное раби Йеґошуа бен Ханания. Говорит садуккей, он же по совместительству мин, понимаете, что он говорит? Он говорит: «Панове, опаментайтесь, вы посмотрите на себя в зеркало. Вс-вышний ваш муж? Вы в зеркало на себя посмотрите! Лучше не смотрите». Ответ раби Йеґошуа бен Ханания: «Это что, это ж сколько у нас морщин ещё прибавится! Это мы ещё не крокодилы. Вот кем мы ещё станем!».

И снова, господа, вот этот урок, понимаете, он весь очень глобальный, но вы понимаете, что это про меня и про вас, это про нас с вами, про нашу человеческую жизнь?

Вопрос: Вы либо не ответили, либо я не поняла. Между чем и чем мы выбираем?
Ответ: Выбор всегда между ноль и один. Другого выбора нет. Отчаиваться или не отчаиваться. Потому что вся жизнь, вроде бы, диктует отчаяние, если посмотреть на нашу жизнь. Снова, берём Гитика, берём вас, берём любого человека, даже «счастливого» человека. Что там счастливого, я не понял? Ну, Стив Джобс, пятьдесят шесть лет. Рак поджелудочной. И он пишет (ну, денег у него, слава Б-гу, вы знаете, немножко было), пишет: «Я могу понять человека. А передать болезнь другому ни за какие деньги не могу».

Теперь, понимаете, что вы можете сказать, оценивая его жизнь? Понимаете, жизнь – это настоящее время, не прошлое и не будущее. А что мы учили с вами? Что такого времени нет – настоящее. Что мы заключены в спектр желаний и стремлений. Настоящее время, вот я, кстати, нашёл в статье, но это я всегда говорил от себя, а сейчас могу уже говорить от имени мудрецов, не помню, кто из них говорит, что настоящее время – оно вообще над временем. Ну, есть прошлое, есть будущее, а настоящее, помните, как Гитик всегда объяснял, это вообще не время. Ну, нет такого, извините, кванта. Все кванты или – или. А что такое настоящее время? Настоящее время – это ощущение себя. То есть я ощущаю себя набором желаний, стремлений, и это вообще над временем. И вот это же идея чуда. И вот это же идея праздника. Праздник – он над временем. Почему он возвращается каждый год? Ответ: потому что он над системой времени. Иначе он не возвращался бы, он не часть системы времени.

Вопрос: Над системой времени – значит?
Ответ: Имеется в виду вечный. То есть его способность возвращаться связана не с тем, что он заперт в этот круг, а с тем, что он над временем, он вечен. И всякий раз, когда время заходит в контакт с вечностью, эта энергия идёт вниз. Если наша жизнь окажется в вечности, так вся наша жизнь – чудо. А то, что не чудо, так этого нет. Здесь надо многое додумывать, но урок очень на меня повлиял, оптимистически. На меня всё влияет оптимистически. Но иногда тяжелее, иногда легче.

Вопрос: Это очень похоже на урок человеческой жизни, но только мы на этом микроуровне, а это макроуровень. Здесь дано семьдесят лет, и за эти семьдесят лет нужно пройти детский там…
Ответ: Да-да-да. И все человеческие цивилизации. Вспомните, сколькими идеями вы увлекались в вашей жизни? Нет, я вам не считаю. Но если вы запараллелите цивилизации этим идеям, то сможете оценить пройденное. И война Гога и Магога должна быть внутри нашей жизни. Но если окажется, что она ещё и снаружи – мало не покажется.

Вопрос: Я хочу коррективу. Вы говорите – ноль и единица. Я понимаю, что вам понятно, людям обычно не понятно. Может быть, поменять это на выбор между истиной и иллюзией.
Ответ: Истина и иллюзия, конечно. Когда я говорю «ноль», понятно, что я говорю про иллюзию. Она может быть аппетитная и малокалорийная, и какая хотите. Она временная. Имеется в виду временность. Иллюзорность, помните, – это же не фата-моргана. Иллюзорность – это просто временность, преходящесть.
Мы всего лишь говорим о смысле человеческой жизни, своей и вашей. И о том, что лишь то есть «танцуй», что есть боль, что выстрадано. Всё, что мы не выстрадали, ещё выстрадаем. Понимаете, од ядо нетуя. Что называется, пока мы живы, чтоб вы даже не сомневались, что вас ещё такое ждёт – мало никому не покажется. И, даст Б-г, «хватило б только пота на все мои года».


Утром проснулся живой.
Разве не повод для счастья?
Пусть выпадает не часто,
Хватит с лихвой.
Форум » Видеоуроки рава М.М.Гитика » Путешествие по еврейскому календарю » Праздник 9 ава (Урок в суке 2019)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: